Может ли история быть объективной?

Может ли история быть объективной?

В чем значимость истории? Может ли история быть объективной? В том, что на основе изучения процессов прошлого и выявления их закономерностей становится возможным прогнозирование будущего. Особенность исторического процесса в том, что события, которые происходят сегодня, историей станут завтра; прошлое, настоящее и будущее связаны.

История как наука доступна и понятна каждому, в отличие, например, от высшей математики или ядерной физики. Легкость восприятия исторического материала делают историю предметом обсуждения на самых разных уровнях, от профессионального до дилетантского. В спорах по проблемам прошлого участвуют все, у кого есть желание высказаться. Это делает историю общественно значимой и важной, но в ее открытости содержится и главная опасность: даже сегодняшние явления, происходящие у всех на глазах, получают разные оценки, а в отношении событий, отделенных от нас временем, количество оценок и точек зрения многократно увеличивается. Научные выкладки перемешиваются с высказываниями, основанными на эмоциональном восприятии или даже на конъюнктурном подходе. Как разобраться, какое суждение является научно обоснованным, а какое подводит к ложным выводам? Возможна ли вообще объективность в истории?

Понятия «объективность» и «субъективность» в истории

 Под объективностью в исторической науке подразумевается достоверное изображение прошлого, исключающее или сводящее к минимуму субъективные оценки. Объектом познания является процесс истории, находящийся вне человека и независимый от его суждения. В центре объективной истории находятся факт или событие, имевшие место в определенное время в определенном пространстве.

Субъектом в исторической науке является человек, интерпретирующий факты: историк, исследователь, преподаватель, дилетант-любитель. Максимально приблизиться к объективности можно лишь хорошо зная исторический источник и учитывая временные и пространственные рамки события или факта. Британский историк Э. Карр полагает, что историй может быть столько, сколько историков в обществе, так как история – это продукт определенного человека.

Таким образом, история беспристрастна и объективна; мнение историка – субъективно. Элемент субъективности возрастает, если присутствуют эмоции. Чем дальше отстоит событие от времени его оценки, тем меньше влияние эмоций. Например, современники Оливера Кромвеля после восстановления монархии в Англии оценивали его деятельность крайне негативно. Неприязнь и даже ненависть историков к Кромвелю и его соратникам доходила до такой степени, что они спокойно отнеслись к издевательствам толпы над вытащенным из могилы трупом умершего Кромвеля. Время трезвой оценки его деяний пришло позже, и у Вестминстерского дворца был установлен памятник лорду-протектору Кромвелю. Сейчас мы спокойно говорим о величии Наполеона – в 1812 году нас бы не поняли.

История и историческая наука – как развивалась наука об истории

Письменная история начала создаваться с того времени как человек научился знаками или буквами записывать происходящее вокруг него. Первоначально возникла описательная история, когда историки или летописцы фиксировали происходящие события, включая и жизнеописания известных людей, и существующие тогда мифы и легенды. Благодаря трудам Геродота, Фукидида, Плутарха, Тацита, Светония и многих других историков, мы хорошо осведомлены о событиях в древней Греции и древнем Риме.

На Руси яркую картину происходящих событий в раннее средневековье давали летописи, которые до сих пор предоставляют пищу для размышлений историкам.

Критический подход к истории появился в Новое время, а практическое воплощение данного подхода началось в XIX веке, когда была создана немецкая историко-критическая школа Леопольда фон Ранке. Его принцип заключался в словах: историю надо писать «как это было на самом деле», основываясь на тщательном анализе исторических источников. На семинарах Ранке обучались и российские историки, в частности, С.М. Соловьев.

Русская историческая школа внесла свой вклад в развитие исторической науки, выступив за тесное взаимодействие различных дисциплин при историческом исследовании. Ярким представителем данного направления является В.О. Ключевский, соединивший историю с описанием политической, экономической и культурной жизни.

С XIX в. в исторической науке начал широко использоваться сравнительно-исторический метод, позволяющий путем выявления общего и особенного в исторических явлениях и событиях найти произошедшие изменения и определить тенденции дальнейшего развития.

Споры о возможности (или невозможности) объективного изображения прошлого начались со времени возникновения исторической науки. Л. Ранке считал, что историк должен не судить прошлое, а лишь показывать, как это было. Он считал, что абсолютная объективность невозможна, а условием реализации принципа объективности Ранке считал беспристрастность исследователя. Это справедливо, но трудноосуществимо: при исследовании какой-либо проблемы у историка вырабатывается определенное мнение, которое он будет горячо защищать, если его пытаются оспорить. Беспристрастным остаться трудно, личные позиции часто берут верх. Оценочные суждения можно найти даже в летописях, призванных записывать только хронологию событий: врагов страны русские летописцы называли «поганью» и «нечистью», а защитников – «доблестными мужами».

Даже один и тот же источник может интерпретироваться по-разному. Например, причины первой мировой войны по-разному объяснялись историками России, Франции и Великобритании, с одной стороны, и Германии и Австрии, с другой, хотя источники наверняка были одни и те же.

В современной исторической науке проблема объективности стоит особенно остро. Расширенное информационное пространство породило множество интерпретаций истории, появились различные версии альтернативной истории. Читать их интересно, они сенсационны, заставляют размышлять, но они уводят от познания истории в область фантастики. К объективности истории это не имеет отношения.

Перед историками современность поставила трудную задачу: не просто писать исторические труды и создавать учебники по истории, а создать верифицированную историю, основанную на глубоком изучении источников и историографии вопроса.

Связь истории и политики

Призывы деполитизировать историю неосуществимы: история всегда связана с политикой. Политики используют исторические примеры для обоснования своих программ и оправдания своих действий; государственная политика строится на прошлых достижениях или отрицании прошлого опыта. Историки малогерманской (прусской) школы середины XIX века, например, считали, что «историк беспартиен лишь в гробу».

Тенденция исторической науки выступать в фарватере официальной государственной политики особенно ярко проявляется в государствах, недавно вставших на путь независимого развития. Политикам и историкам в этих странах очень хочется показать свою страну наследницей богатого исторического прошлого, вывести корни своей государственности из более далеких времен, даже если это не соответствует исторической действительности. Например, республики Центральной Азии соревнуются в признании, кто из них древнее и цивилизованнее. Одни доказывают, что ковчег Ноя пристал именно к их территории, другие – что именно их мореплаватели посетили берега Америки задолго до появления там европейцев. Тенденция удлинения истории собственной государственности призвана помочь при решении территориальных и межэтнических споров.

Политизация истории проявляется в смещении значимости фактов. Сейчас это наглядно проявляется в вопросе о второй мировой войне, когда в зарубежной литературе намеренно приуменьшается роль СССР в победе над фашизмом.

В угоду политическим интересам значимость события может меняться в сторону как его преуменьшения, так и в сторону его преувеличения. Примером первой тенденции может являться оценка роли Октябрьской революции в России 1917 года, которая из события всемирно – исторического масштаба в нашей литературе превратилась в заурядный местный переворот. Вторая тенденция проявляется в национальных историях республик, ставших независимыми после распада СССР: все достижения в области экономики и культуры в советский период в каждой республике считаются исключительно заслугами самой республики, а не бывшего единого государства с единым экономическим и культурным пространством.

На изменение исторических взглядов наряду с политикой большое влияние оказывает идеология. Если понимать идеологию как систему идей и воззрений, предоставляющих интересы определенной социальной группы, то нужно признать, что история – наука идеологизированная. Присущая ей идеологизация проявляется на различных уровнях. Каждый ученый имеет определенную систему взглядов и определенные ценностные установки, которые непременно отразятся в его трудах. Профессиональные идеологи привлекают историческое прошлое для внедрения исторически сложившихся ценностей и идеалов в государственную идеологию. Народы ищут в прошлом истоки национального самосознания.

Политика и идеология вместе оказывают решающее влияние на оценку событий прошлого. Самым ярким примером является изменение трактовок царского времени в истории России. В советское время почти всем русским царям давалась негативная оценка, в постсоветский период многие правители стали считаться великими. Другой пример: оценка «белого» движения, описываемого в исторической литературе советского периода со знаком «минус», в литературе постперестроечного периода сменилась на знак «плюс», а «красного» движения – наоборот. Трагедию несчастного зверски убитого мальчика Павлика Морозова, передающую трагедию всей эпохи, в перестроечное время превратили чуть ли не в посмешище.

Изменения исторических трактовок характерны не только для России. После распада СССР в Казахстане формулировка «присоединение Казахстана к России» заменена на агрессивную «завоевание Казахстана Россией». В Китае, где политика Мао Цзэдуна официально оценивается по формуле «70/30» (70% правильного и 30% ошибочного), все больше звучат голоса тех, кто призывает более сурово отнестись к его ошибкам. Показательны изменения к оценке деятельности выдающихся людей США в связи с изменением политической конъюнктуры, когда, например, одного из создателей американской конституции Бенджамина Франклина стали называть «расистом».

История в современном медийном и кино-пространстве

В настоящее время история вышла за рамки академической науки и стала частью информационного пространства. Отдельного внимания в распространении исторических знаний или псевдознаний заслуживает интернет. Интернет является мощным инструментом при поиске нужной информации – в этом его несомненное преимущество и в этом его опасность. Опасность в том, что неискушенный читатель может попасть на сайт с недостоверными или искаженными фактами. У школьников и студентов, изучающих историю, велик соблазн воспользоваться готовыми суждениями различных авторов, особо не задумываясь, кому они принадлежат и для чего автор это написал. Число сайтов по истории невозможно посчитать: только две первые поисковые страницы Google дают более 30 таких сайтов. Лучшее, что есть на представленных сайтах – это исторические источники, худшее – не все сайты указывают свой конкретный адрес, что наводит на определенные размышления. Размещенный в интернете материал зачастую не указывает источник получения информации или автора, что делает его недостоверным. Решить проблему можно путем создания виртуальных научных сообществ, руководимых специалистами, где свои аргументированные материалы могут размещать как профессиональные историки, так и дилетанты, желающие высказать свою точку зрения.

Кинематограф, учитывая потребность людей в познании истории для утверждения национального самосознания в переломный период, ответил созданием большого числа исторических фильмов. Прекрасно показанные картины прошлого заставили многих людей для уточнения фактов взяться за книги и справочники – это, несомненно, положительная сторона. К числу недостатков исторического кино можно отнести слишком вольный пересказ некоторых моментов, но такова логика художественных произведений, которые имеют право на вымысел. Художественная кинолента – это не источник для познания истории. Александру Дюма приписывают такие слова: «История — это гвоздь, на который я вешаю свою картину». Кстати, он был хорошо знаком с источниками по истории Франции, поэтому его «картина» во многом соответствовала исторической действительности. Историческая наука, в отличие от кино, на древо познания должна прикреплять только достоверные факты.

История – наука о будущем?

Лучше всего о связи истории с будущим сказал В.О. Ключевский: «Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего». О том, что мы не помним или плохо помним свое прошлое, показывают многочисленные факты подтасовок и фальсификации истории, которым верит общество. Даже профессиональные историки с трудом пробираются через нагромождения лжи и намеренного искажения истории, что тогда говорить о рядовом читателе или зрителе. Тут уместно привести еще одну цитату Ключевского, величайшего знатока истории и ее влияния: «История – это не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, но сурово наказывает за незнание уроков». Если выучить уроки прошлого, то можно прогнозировать будущее.

Точного хода исторических процессов предсказать никто не возьмется, но общие тенденции выявить можно. «Железный» канцлер Бисмарк, хорошо знавший Россию и дипломатию, предупреждал Германию о необходимости заключения союза с Россией – игнорирование этого совета привело Германию к войне. Ленин, изучив экономическое и политическое состояние ведущих стран мира и России, заявил, что социалистическая революция может произойти в одной, отдельно взятой стране, и этой страной будет Россия – так и произошло.

В настоящее время прогнозированием будущего занимаются международные институты и правительственные организации. Во всем мире к этому процессу подключились математики, применяющие математические модели к изучению прошлого и создающие сценарии будущего с высокой долей вероятности. Известно, что в 1980-е годы расчеты математиков показывали возможность возникновения жесточайшего кризиса СССР и подсказывали, где надо провести модернизацию. Руководство страны легкомысленно отнеслось к этим выводам, и, как оказалось, напрасно.

В настоящее время в РФ над разработкой математических методов прогнозирования дальнейшего развития страны и мира работают многие ученые. Одной из главных проблем сейчас считается демографическая. Для демографического сценария развития России, например, показаны наихудший вариант, обрекающий страну на вымирание, и оптимальный сценарий, когда к 2050 году население увеличится до 159 миллионов человек (сайт «История.РФ»). Остается надеяться, что на этот раз руководство отреагирует своевременно на рекомендации ученых; увеличение материнского капитала можно считать корректировкой настоящего для развития будущего.

Люди не могут изменить прошлое, но изучая его, они могут повлиять на будущее. История дает подсказки.

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности