Бухарин – низвергнутый с большевистского Олимпа

Ценнейший и крупнейший теоретик большевизма Николай Бухарин

Говоря о тех, кто сыграл существенную роль в становлении и развитии большевистской идеологии, необходимо отметить такого деятеля как Николай Бухарин. Он был не только сторонником и продолжателем дела, начатого Владимиром Лениным, но и удостоился от него весьма высокой оценки. В «Письме к съезду», которое исследователи называют нередко «политическим завещанием» Ленина, ему дана характеристика как ценнейшего и крупнейшего теоретика большевистской партии. Известность Бухарина не только в Советской России, но и в международном рабочем и коммунистическом движении, как можно понять, анализируя его судьбу, вместе с идеологической деятельностью, предопределила трагическое завершение его жизни. Мировоззренческий конфликт с Иосифом Сталиным (а скорее – в некотором плане конкуренция) имел закономерный финал: Николай Бухарин был объявлен врагом народа, осуждён и, в конце концов, расстрелян.

Важнейшие идеологические труды

Среди произведений Николая Бухарина возможно выделить такие, как «Мировое хозяйство и империализм» (1915), «Экономика переходного периода» (1920), «Теория исторического материализма» (1923), «Учение Маркса и его историческое значение» (1933).

Взгляды Бухарина на государство

Будучи верным большевиком-ленинцем, Бухарин придерживался взглядов, основанных на теоретическом наследии Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ленина. С этих позиций он подходил и к вопросам о классовости государства и права, функциях и форме буржуазной государственности, о диктатуре пролетариата, советском государстве.

Так, Бухарин называл государство «продуктом классового расчленения общества». Рассматривая его с такой точки зрения, он полагал государство не только «продуктом развития общества в целом», но и «насквозь классовой организацией», следствием непримиримости составляющих общество классов. Классовость государства, по Бухарину, пронизывает все аспекты его деятельности.

Право, как его оценивал Бухарин, отождествлялось с создаваемым государством законодательством: «Машина угнетения… выступает под псевдонимом совокупности правовых норм, идеального комплекса, функционирующего в силу своей внутренней логики и убедительности». Так называемое «чистое право» для Бухарина неприемлемо. Но, полемизируя с политическими оппонентами он ничего не высказывал по поводу относительной самостоятельности права (между тем, право является системой, которая имеет свою логику построения и движения). Право, как утверждал Бухарин, выполняет «работу по обслуживанию процесса эксплуатации». Наиболее показательной видится мысль о том, что «правила государственной организации, т.е. общеобязательные нормы поведения, за которыми стоит весь аппарат принуждения, охраняют и облегчают воспроизводство процесса эксплуатации того конкретноисторического типа, который соответствует данному способу производства и, следовательно, данному типу государства».

Миссия государства и права как социальных институтов, в оценке Бухарина, сводится к выполнению функций по угнетению одного класса другим. Основой для такого подхода служит известное в марксизме утверждение о том, что политической, государственной властью является организованное насилие одного класса для подавления другого. Основой восприятия государства и права, а также и отношения к ним у Бухарина является тезис о некоем феномене насилия.

Апология насилия

Подобно всем большевикам-ленинцам той эпохи, Николай Бухарин особое внимание в своих трудах уделял насилию, превознося его значение даже в сравнении с «классическим» подходом, нашедшим отражение в трудах К. Маркса. По мысли Маркса, насилие в действительной истории играет «большую роль», Бухарин пошёл дальше, утверждая, что «на всем протяжении исторического процесса роль насилия и принуждения была чрезвычайно велика». Маркс образно назвал насилие «повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым», а Бухарин полагал, что вся «конкретная история есть история насилия и грабежа».

Исходя из тезиса Маркса о том, что государственная власть является концентрированным и организованным общественным насилием, Бухарин проводил мысль о том, что эта власть принимает облик единодержавия, т.е. диктатуры господствующего класса. Да и вообще, государство и диктатура, как их он понимал (и, соответственно, относился к ним), органически между собой связаны. Как считал Бухарин, государство невозможно ни теоретически, ни практически, если оно не является диктатурой.

Бухарин критикует буржуазную демократию

Оценка любого государства как диктатуры позволяла Бухарину критически относиться и к буржуазной демократии. С его точки зрения, она представляет собой целую систему демократических призраков, обманно-маскировочных институтов формально-юридического равенства всех. Правда, он воспринимал такое равенство как фикцию, ибо подлинное равенство невозможно в силу экономического неравенства: в силу этого обстоятельства формально-юридическое равенство при капитализме реализовать невозможно. Есть во взглядах Бухарина и понимание того, что демократическое устройство представляет собой совокупность фикций, представляемых в виде общенародной воли, общей воли нации, целого.

Нужность демократии пролетариату Бухарин воспринимал как нечто преходящее, и ценность её определялась тем, что она «помогала пролетариату подняться выше на ступеньку в его сознании». Всего-то. Но тогда, «когда пробил час прямого штурма капиталистической крепости и подавления эксплуататоров», Бухарин полагал наставшей пору «взрывов старых парламентов со всякими там «общенациональными» конституциями». Проще сказать, этот новый период воспринимался им как время уничтожения формального (т.е. юридического) равенства классов. Поэтому-то Бухарин отзывался о людях, кто был озабочен крушением устоев демократии, как к «убогим мещанам».

Диктатура пролетариата – конец демократии?

По мнению Николая Бухарина, диктатура пролетариата представляет собой разрыв с демократическим устройством, предполагающим изъявление общенародной воли, наличие общенациональной конституции, существование парламента, равенство всех граждан перед законом. Идею неизбежности диктатуры пролетариата Бухарин характеризовал как сердцевину марксизма. В силу такого подхода им дана и характеристика учению Ленина о диктатуре пролетариата, о ее роли, о ее формах, о ее значении как «самого гениального теоретического построения», «евангелия современного пролетарского движения».

Социалистическую революцию Бухарин воспринимал как акт разрыва рабочим классом гражданского мира в обществе, как гражданскую войну, проводимую рабочим классом против всех врагов – при руководящей роли коммунистов в этой борьбе. Поэтому «совершенно естественно, что политическая форма господства рабочего класса должна носить своеобразно милитарный характер», а советская система государства, по утверждению Бухарина, должна приобретать «характер военно-пролетарской диктатуры».

Конкретизируя отношения к диктатуре пролетариата, которая монополизирует «все средства физического принуждения и духовной переработки людей», Бухарин указал на две стоящие перед такой властью задачи. Одна из них состояла в уничтожении, ликвидации частнособственнических отношений, уничтожении разрушение буржуазной государственности и подавлении классовых врагов пролетариата. Другая же заключалась в необходимости осуществления принуждения трудящихся. Оно, это принуждение, должно быть перенесено (хотя и в иных целях, и в иных формах) вовнутрь, «на самих трудящихся и на сам господствующий класс». Государственное принуждение рассматривалось Бухариным в качестве метода строительства коммунистического общества. Насколько жёстким и даже жестоким этот метод бы не был, «пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи». Именно такой подход и в такой формулировке изложен в труде Николая Бухарина «Экономика переходного периода», в главе X, по поводу которой Владимир Ленин недвусмысленно заявил: «Вот эта глава превосходна!» Такая характеристика весьма красноречива.

Бухарин и его взгляд на советскую государственность

Говоря о диктатуре пролетариата и советской государственности как классическом её выражении, Бухарин рассматривал Республику Советов как антипод правового государства. Это связано с тем, что в ней отвергался принцип разделения властей, зато утверждался принцип соединения власти законодательной с исполнительной властью. Общепринятый порядок формирования представительных учреждений заменялся новым, при котором выборы в Советы производились «не по чисто искусственным территориальным округам, а по производственным единицам». Устаревшим и потому подлежащим устранению признавался предрассудок «права меньшинства».

Особого внимания заслуживают взгляды Николая Бухарина на государственный аппарат. Он должен был представлять собой организацию, которая должна охватить собою поголовно всех трудящихся и выступать проводником политики большевиков, монопольно владеющих властью. По этому поводу очень уместна цитата: «В конце концов государственный аппарат – это тот самый рычаг, та самая машина, через которую наша партия, победоносная руководительница пролетариата, направляет всю свою политику».

Очень своеобразна характеристика демократии при соотнесении её с диктатурой пролетариата: «Диктатура пролетариата… является в то же время внутриклассовой пролетарской демократией… диктатура пролетариата, будучи его единодержавием, реально обеспечивает демократию для пролетариата».

Демократия для своих осуществляется таким образом, что провозглашается «экспроприация экспроприаторов», повышение жизненного и культурного уровня трудящихся, развёртывание всех их внутренних сил и потенций… Однако до целостной системы конкретных политико-юридических институтов, процедур, норм, которые бы являлись воплощением «демократии для пролетариата», Бухарин так и не поднялся.

Пролетарское государство как хозяйствующий субъект

Проведение социализации (обобществления, передачи в руки общества) средств производства пролетарской революцией означает, в восприятии Бухарина, что в переходный от капитализма к коммунизму период хозяйствующим субъектом выступает пролетарское государство (организованный рабочий класс). Это означает, что экономическим организациям надлежит превратиться в составные части пролетарского государственного аппарата, а на диктатуру пролетариата возлагается задача по руководству хозяйством: «При пролетарской диктатуре государство всё более сливается с хозяйством».

Практика показала глубокую ошибочность и даже порочность попытки преобразования экономических по своей природе отношений и структур в политические, подчинения их действию политических факторов. Не менее глубоким и опасным заблуждением стали попытки «перепрофилировать» все рабочие организации в те или иные части управленческого властного аппарата (эту мысль отражает следующее изречение Николая Бухарина: «Нет ни одной массовой организации, которая не являлась бы в то же самое время органом власти»). Повышение престижа и уровня общественных массовых организаций на деле оказывается мнимым, поскольку эти структуры оказываются послушными проводниками воли власти.

Бухарин и его закономерный финал

По наблюдению современных нам исследователей, судьба Бухарина может рассматриваться как вполне логичная для идеологов диктатуры. Если он как теоретик большевизма отрицал гражданское общество, общенародную волю, парламентаризм и общенациональную конституцию, равенство всех перед законом и судом, права большинства и меньшинства и т.п., то никакая демократия для трудящихся не виделась возможной.

Использование методологии анализа политико-юридических институтов в выстраиваемой Николаем Бухариным идеологии квазидиалектической максимы было глубоко ошибочным. Как отмечают исследователи, при свойственном ему подходе происходил разрыв с подлинным содержанием и логикой исторической эволюции мира власти, государства и права.

История показала, что роль теоретика большевизма (или, хотя бы, направления в нём), которую играл Николай Бухарин, оказалась не по нраву Иосифу Сталину, возглавившему партию на исходе жизни Владимира Ленина. Апология диктатуры оказалась губительной: приложив немало усилий для её становления и укрепления, Бухарин в определённый исторический момент был объявлен врагом народа (очевидно, что не только и даже не столько его убеждения оказались в противоречии с официальной идеологией, сколько Сталин воспринимал его как в известной степени конкурента), а потому и стал одной из многочисленных жертв правившего режима. В 1938 году, после одного из показательных процессов, он был расстрелян.

Георгий Кулаков

Понравилась статья? Вы можете помочь Изданию:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности