Транзит власти: президентский «форсаж»

Транзит власти – юридические нюансы

Несмотря на обширный по кругу задач и затратный по объёмам необходимых для его реализации средств социальный «блок» в послании Президента России Федеральному Собранию РФ, всё-таки, видится далеко не основным. Ключевое – это план изменения Конституции. И дело, наверное, даже не в том, какой пост будет уготован Владимиру Путину после окончания нынешнего срока нахождения на посту главы государства (а вариантов, как отметил в «Новой газете» Виктор Хамраев, видится три: это должности Президента РФ, спикера Государственной Думы, главы Государственного Совета). А в том, что сегодняшняя российская власть нацелена на сохранение в его руках всей полноты реальной власти, а значит – и гарантий дальнейшего существования того «миропорядка», который формировался и укреплялся на протяжении как минимум 20 последних лет.

Конечно, сегодня ещё рано говорить о каких-то подробностях: законопроектов, в которых конкретизировались бы пожелания из послания, пока ещё (насколько возможно предполагать) нет в помине. Но о том, как может быть дан им ход, впору задуматься сегодня. В той же публикации «Новой газеты» приведена мысль Владимира Путина о том, что президент счёл «необходимым провести голосование граждан страны по всему пакету предложенных поправок». Вроде, из этой фразы возможно понять, будто речь идёт о референдуме. Однако в законодательстве есть один нюанс, на который обратила внимание судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова (её мнение приведено Виктором Хамраевым): «Каждая поправка должна быть вынесена отдельным вопросом, формулировка которого предполагает однозначный ответ гражданина: «да» или «нет»». Экс-судья также подчеркнула, что «выносить на референдум «пакет» нельзя». Однако уместно заметить и другое. А именно замечание автора публикации «Новой газеты» по поводу реплики пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, заявившего, будто референдума по Конституции не будет. Объективности ради уместно обратить внимание на две весьма показательные реплики представителя Кремля, приведённые информагентством «ТАСС». Одна из них касается содержания послания Президента РФ Федеральному Собранию: «Поскольку президент говорил о субстанциях, которые не касаются основополагающих статей Конституции Российской Федерации, то в данном случае речь не может идти о референдуме и фактически даже не подразумевает какого-либо принятия путем голосования». А вторая излагает отношения к планируемым в Конституции РФ изменениям: «Но связи с тем, что это является достаточно серьёзной реформой, президент посчитал целесообразным и необходимым для себя таким образом посоветоваться с гражданами. Поэтому речь идёт именно о голосовании, сроки проведения которого и порядок будут определены дополнительно и затем формализованы отдельным указом». Т.е. возможно такое изречение понять и так, что вероятно проведение своего рода социологического опроса через голосование.

Приведённое по этому поводу Виктором Хамраевым мнение одного из разработчиков ныне действующей Конституции – Сергея Филатова. Бывший руководитель рабочей группы Конституционного совещания указывает на юридический статус такого рода «консультации» с народом: «голосование граждан страны – это то же самое, что всенародное голосование, которое действующая Конституция предусматривает лишь для проекта новой Конституции (статья 135, пункт 3)». А правовая неопределённость задумок Кремля чревата тем, что может возникнуть потребность в принятии новой Конституции или же новой редакции действующей Конституции. Тут дело будет зависеть от активности населения при обсуждении поправок. Хотя тот же автор статьи из «Новой газеты» считает легализацию конституционных намерений, оглашённых Владимиром Путиным, «задачей сугубо технической», поскольку «…Кремль полностью контролирует Думу, Совет Федерации, региональные парламенты и губернаторский корпус, а общество индифферентно ко всему такому, включая Конституцию».

Поспешность нужна при…

Простонародное присловье про два-три случая, требующих неотложных действий, едва ли окажется объяснением той стремительности, с которой начата «игра» в рамках ожидаемого транзита власти 2024 года. Едва ли это фальстарт, потому что и сам Владимир Путин, и те, кто за ним стоит, прекрасно понимают (по крайней мере, складывается такое впечатление), что означает – владеть инициативой, не давать возможности кому-либо другому её перехватить.

И тут, пожалуй, возможно согласиться с суждением, содержащимся в посте Дмитрия Гудкова в сети Facebook от 17 января т.г.: «…Не остается никаких сомнений в том, что пожарная спешка переделки Конституции вызвана потерей поддержки реального большинства, падающим рейтингом самого Путина, а также всех других институтов государства, углубляющимся кризисом и нарастающей деградацией всех систем управления страной». Именно по этой причине истинной целью такого демарша видится «ошеломить народ, не дать ему собраться с мыслями, осознать происходящее, не позволить начать широкую дискуссию в обществе, СМИ, политических кругах».

Суть произошедшего 15 января в том же посте Геннадий Гудков назвал «блиц-кригом» действующей Конституции» и даже началом «КОНСТИТУЦИОННОГО ПЕРЕВОРОТА, крайне опасного для будущего КАЖДОЙ российской семьи».

Анализ состава «рабочей группы» (если не считать «имён популярных артистов и спортсменов») позволил политику выделить главное и куда худшее – вхождение в состав этой группы «видных членов ВСЕХ ФРАКЦИЙ ГОСДУМЫ». По его мнению, согласие фракций «участвовать в узаконении Путина пожизненно – абсолютно добровольное», что означает «полное и окончательное предательство российского народа ВСЕМИ думскими ПАРТИЯМИ и их ЛИДЕРАМИ. Итог вполне закономерный: соглашательская позиция этих так называемых «системных партий» – КПРФ, ЛДПР и СР – за последние годы не могла не привести к их полному перерождению и тотальной деградации. Вся нынешняя политическая система России сгнила полностью и бесповоротно, поэтому нет у России больше ни Парламента, ни политических партий! Это сегодня должен понимать каждый».

Полагая гражданское общество в настоящее время «единственной силой, способной биться за сохранение Конституции и возможность смены власти в России мирным, законным и КОНСТИТУЦИОННЫМ путём», Геннадий Гудков полагает необходимым для российского гражданского общества два важных решения и действия. Первым из них при этом называет «единое и публичное требование проведения ВСЕРОССИЙСКОГО РЕФЕРЕНДУМА по столь важным вопросам, как изменения Основного Закона». Автор поста в Facebook видит необходимость для всех гражданских структур и объединений, которые в настоящее время способны влиять на массы, выдвижение этого требования. Более того, называет такое действие «главным тестом на НОРМАЛЬНОСТЬ».

Второе, что видит необходимым Геннадий Гудков, это «массовое МИРНОЕ общественное движение, включающее в себя абсолютно все конституционные формы – собрания, митинги, шествия и т.д. Если (и когда) идею референдума поддержат миллионы – она обретёт в стране реальную силу». И началом такого действия может и должен стать Марш Немцова, а лозунгом его – «Отечество в опасности!» Едва ли вызывает сомнение и мысль о том, что движение за референдум «надо организовывать в каждом городе, каждом регионе, это должно и может стать реальным ответом МИЛЛИОНОВ на сползание России к диктатуре».

Ссылаясь на исторический опыт страны, Геннадий Гудков очень справедливо замечает: «Никаких иных способов остановить средневековое безумие по превращению России в диктат вечного Вождя не существует. Просто надо понимать: если общество, граждан лишают любых способов мирно и цивилизованно менять власть, страна очень скоро, неизбежно придёт к революции, восстанию народа, не дай Бог – к гражданской войне с непредсказуемыми (или, вернее, с очень предсказуемыми) последствиями…»

Хватит ли сил и решимости у населения России проявить свою гражданскую позицию, заявить о себе как о гражданском обществе, а не о некоем амёбообразном субстрате? Видимо, ответ на такой вопрос – не за горами.

Не прошло и полгода. Даже недели…

Действительно, события недавних дней полностью убедили, что весь этот «бомонд» для якобы разработки глобальных изменений в основном законе государства, скорее всего, является не более чем ширмой для протаскивания под её прикрытием уже подготовленных (как «хороший экспромт») корректировок. По той информации, которую обнародовал интернет-ресурс finanz.ru, столь разношёрстная компания потратила всего четыре дня (!) – 16, 17, 18 и 19 января – на то, чтобы подготовить грандиозные изменения. Речь идёт о том, чтобы внести их не менее чем в 14 статей Конституции РФ. Агентство «РБК» оповестило о том, что уже 20 января проект реформы был завизирован подписями руководителя конституционного комитета Государственной Думы Павла Крашенинникова, главы соответствующего комитета Совета Федерации Андрея Клишаса, директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Талии Хабриевой.

Ключевой позицией видится закрепление в Конституции РФ роли и статуса Государственного совета, который «должен иметь самостоятельное значение», с оформлением этих положений в федеральном законе. В Конституции же предполагается отразить, на каких принципах осуществляется его формирование, а также то, какие вопросы его статуса видятся ключевыми.

Планируется также расширить полномочия парламента при сокращении президентских полномочий (Федеральному Собранию при таком раскладе будет предоставлена возможность утверждения членов Правительства РФ). При этом президент сможет, как и сегодня, не только контролировать деятельность правительства, а также руководить структурами, составляющими силовой и правоохранительный блок.

В проекте поправок содержатся нормы об усилении требований к соискателям поста Президента РФ, расширении полномочий Конституционного суда РФ (т.е. наделение последнего правом проверки на конституционность принятых парламентом законов).

Если суммировать сказанное, то получается, что изменения должны быть внесены в статьи 15, 75, 78, 81, 97, 14, 83, 102, 103, 110, 119, 125, 129, 132 Конституции РФ. И, как отметило со ссылкой на источник в Совете Федерации агентство «ТАСС», ожидать внесение законопроектов в Государственную Думу возможно уже в феврале-марте т.г., а «до 1 мая пройдет всероссийское добровольное голосование по законопроектам, которые будут касаться внесения поправок в Конституцию, голосование пройдет в один из выходных дней». В этих словах источника интригу, очевидно, составляют определения к слову «голосование», употреблённые источником агентства. Если с первым из них, утверждающим, что голосование видится «всероссийским», более-менее всё ясно, то что подразумевать под словом «добровольное»? Стоит ли понимать, что выбор (по крайней мере, в теории) возможен и какой-то иной (ну, типа крымского «референдума», проходившего, если кто не забыл, при силовом обеспечении неких «вежливых людей»)? Или что-то ещё, но что – остаётся догадываться?

Что получим в результате?

Наиболее вероятными в итоге корректировки Конституции РФ видятся перспективы, которые изложил в интервью агентству Reuters политолог Андрей Колядин (ранее он занимался внутренней политикой в администрации президента), назвав объявленную Владимиром Путиным политическую реформу началом процесса подготовки к 2024 году.

После истечения президентского срока сегодняшний глава государства «может остаться в качестве национального лидера. На период, когда преемник будет обретать плоть и кровь влияния на общество и на внешнеполитические процессы, необходимо то самое плечо, на которое можно опереться».

При изменении Конституции РФ «по Владимиру Путину» возможно получить не только послушный парламент, но и закрепить в ней статус Государственного совета, возглавляемого сегодня им самим.

Сравнивая вероятные результаты с практикой Казахстана, Андрей Колядин заявил: «По какой-то похожей схеме пошел Назарбаев. Я не могу сказать, что он сейчас очень деятельно участвует в каких-то политических процессах». Экс-президент этой республики (ему сегодня 78 лет) уступил кресло преемнику, однако пожизненно сохранил широкие полномочия за собой (фактически он является «лидером нации, председателем Совета безопасности страны, главой правящей партии, а также членом Конституционного совета»).

Есть резон в словах Андрея Костина о том, что такая система – «может быть, странная с точки зрения развитых демократий и сложившихся европейских», однако «в нашей стране она, возможно, имеет право на существование… чтобы не допускать того хаоса, который творился в 90-е годы». Политолог заметил, что существующая в России вертикаль власти предполагает такую схему: любой следующий руководитель страны на начальном этапе деятельности не будет обладать тем влиянием на общество и органы власти, «которым обладает Владимир Владимирович Путин».

Наиболее вероятным в таких условиях видится такой вариант, при котором сложится «консенсус из целого ряда структур политических и организационных», и сделано это будет «под флагом» обеспечения баланса в стране: «Может появиться схема, в которой будут Совет безопасности, Государственный совет, возглавляемые надёжными, компетентными и опытными людьми, президент».

На этом фоне очень показательной может увидеться реплика Андрея Костина: «Если (в 2024 году) не происходит революции, в которой гибнет всё… то, конечно же, человек, который управлял этой системой, сохраняет на неё влияние вне зависимости от того, находится ли он внутри этой системы или даже на пенсии».

…Подытоживая, хочется задаться вопросом: «Стоит ли уже сейчас заказывать «Реквием» Моцарта и посвятить его исполнение Конституции РФ или немного погодить?» Судя по уточнённым данным, которые привёл интернет-ресурс «Настоящее Время», поправкам подвергнутся скорее всего 13 статей основного закона: о Президенте РФ, об избрании членов Федерального собрания (депутатов и сенаторов), о Правительстве РФ, о судьях и прокуратуре, а также об органах местного самоуправления. Отдельная поправка, вносимая в статью 79, «закрепляет приоритет Конституции России над международным правом».

Тот же ресурс указал, что для обсуждения таких поправок в чрезвычайном режиме на 21 января было назначено заседание Совета Государственной Думы. При этом накануне спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин отметил, что «не стоит затягивать внесение поправок, но и вносить их в Конституцию «бегом» никто не планирует: [депутаты] всё рассмотрят вдумчиво и с обсуждением». Ключевое же, как можно понять, содержание изменений заключено в словах председателя Госдумы о том, что «многие вопросы, связанные с государственным устройством, с функционированием институтов государственной власти, в рамках предложений президента будут наполняться совершенно иным содержанием. Увеличивается контроль».

Совпадут ли ожидания, которые возникают у граждан при рассмотрении столь щепетильного вопроса, как корректировка основного в жизни страны закона, с тем, что получится «на выходе»? Вилами по воде писано.

Понравилась статья? Поддержите Издание:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности