История права – десталинизация (ч.13)

История права – десталинизация (ч.13)

История советского государства и права в период после окончания второй мировой войны (не Великой Отечественной, которая являлась её составной частью, как и война СССР против милитаристской Японии) условно может быть подразделена на два периода, не равных по продолжительности, но существенно различающихся по содержанию перемен. Для начала рассмотрим тот из них, который охватывает практически четыре десятка лет – период под названием десталинизация.

Осуществление восстановительных мероприятий после окончания войны стало, по выражению некоторых историков, продолжением «мобилизационного социализма» 1930-х годов и протекало в обстановке напряжённости, сопоставимой с военным периодом. В результате войны усилилось и «морально-политическое единство» советского общества, сформированное в условиях культа личности Иосифа Сталина и означавшего, по сути, тоталитаризм.

При этом усиливались финансовая система государства и планирование. Отказ СССР от вступления в Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития, а также выход (1 марта 1950 года) из долларовой зоны с определением курса рубля на золотой основе рассматривается исследователями как условие для осуществления рассматриваемых процессов. Создание крупных запасов золота, неконвертируемый характер рубля гарантировало стабильность низких цен и избежание инфляции.

При этом восстановление промышленности и городов осуществлялось за счёт деревни. По сути, до 1950-х годов происходило изъятие ресурсов.

В дополнение к внутренним в 1946 году появился и внешний фактор, предопределивший основные критерии в работе государственных структур, а также в правотворческом процессе, в деятельности идеологических и репрессивных органов, – холодная война. Как показал ход последующих событий, один из её компонентов – гонка вооружений – может быть признан «нейтрализованным» (хотя и оказавшим существенное влияние на социально-экономическую обстановку в стране), а другой – идеологическая обработка верхушки партийно-советской номенклатуры – возымел, в конце концов, ожидаемый эффект, «выстреливший» через годы.

Важными необходимо признать перемены в системе хозяйствования, формирование межотраслевых целевых программ, потребовавшее создание нового типа государственного управления, при которой видоизменялась и структура, и функции органов управления.

Проведённая конверсия военной промышленности в сочетании с изменением экономической географии страны (следствием масштабной эвакуации) предопределили реорганизацию системы управления, введение территориального принципа наряду с отраслевым. С формированием ряда государств, образовавших «мировую социалистическую систему», и образования межгосударственных объединений (Совета экономической взаимопомощи, Организации Варшавского договора) на государственный аппарат СССР оказалась возложена доселе невиданная функция по координации работы упомянутой системы и в гражданской, и в военной областях.

Целям снижения бремени, вызванного гонкой вооружений, служила объявленная борьба за мир. Она не только стала важнейшей частью государственной идеологии, но и нашла отражение в законотворческой деятельности. В 1951 году принят закон «О защите мира», объявивший пропаганду войны тягчайшим преступлением и требовавший суда над виновными лицами (этот закон имел и обратную силу). Дальнейшим развитием нормотворчества в этом направлении стоит признать принятый в 1965 году Указ «О наказании лиц, виновных в преступлениях против мира и человечности и военных преступлениях, независимо от времени совершения преступления».

Государственное строительство в 1945 – 1953 годах показало сложности выхода из ранее существовавшей мобилизационной программы, да и из общества тоталитарного типа вообще. При сохранении внешнего антуража тип структуры и тип процесса в государственной системе оставались прежними, хотя и протекало довольно быстро. Репрессивные действия со стороны государства стали менее масштабными, хотя и по-своему «громкими» («ленинградское дело», «дело врачей» и др.). При расширении диапазона «инакомыслия» в процессы противостояния в научной среде стало вовлекаться и государство (одним из характерных явлений того времени стала пресловутая «лысенковщина»).

Для послевоенного периода характерна перенастройка судебной системы на работу в мирных условиях, что предполагало применение обычного процессуального порядка. При этом проявлялась тенденция к ужесточению уголовных наказаний как следствие всплеска преступности. Отмена смертной казни в 1947 году и восстановление её для осуждённых по ряду составов преступлений уже в 1950 году, установление уголовной ответственности за самогоноварение, усиление ответственности за изнасилование и умышленное убийство – это лишь некоторые элементы совершенствования уголовного законодательства того времени.

Рассматриваемый период был непростым в плане правового регулирования экономической деятельности, именно тогда, по мысли некоторых исследователей, были заложены главные трудности в стратегию органов государства, которые определяют социальный и экономический строй. При рассмотрении вопросов о деятельности Совета Министров, Госплана и Госбанка были предприняты попытки осмыслить такой феномен, как «советская система хозяйства». При неясности политэкономических аспектов проблемы не было понятно и то, каков должен быть юридический механизм функционирования этих структур государства. Возникла настоятельная потребность в осмыслении терминологии: что есть «план», «товар», «деньги», «рынок» и как они должны применяться в условиях СССР.

Изменения в деятельности государства, происходившие после смерти Иосифа Сталина, были обусловлены отходом от практики «мобилизационного социализма», слом его идеологической и организационной базы.

Одной из значимых мер в преодолении практики репрессий стали арест, осуждение и расстрел министра внутренних дел СССР Лаврентия Берия, сокращение штатов министерства и масштабная чистка с последующим выделением в отдельную структуру Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР. Другой мерой видится изменение в области уголовного законодательства. Частью этого плана стала замена в 1960 году Уголовного кодекса РСФСР, базировавшегося теперь на «Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». В конце 1950-х – начале 1960-х годов были приняты уголовные законы общесоюзного значения об ответственности за государственные и воинские преступления, а также ряд Указов о борьбе с особо опасными преступлениями, об усилении уголовной ответственности за изнасилование и за взяточничество.

Частью работы правоохранительных структур стала работа по пересмотру дел репрессированных и реабилитации невиновных, восстановлению прав и государственных образований депортированных ранее народов.

С расширением прав союзных республик в их ведение было отдано законодательства о судоустройстве, принятие гражданского, уголовного и процессуальных кодексов республик. А несколько позднее, в середине 1960-х годов, – и вопросы хозяйственного и культурного строительства.

Дополнением к резкому сокращению изъятия средств из села (оно проведено в сентябре 1953 года) стало принятие закона о пенсиях и пособиях членам колхозов, а затем и нового Примерного устава колхозов.

В области гражданского права средством правового оформления хозяйственных связей вновь стал договор. С утверждением в 1961 году «Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» сформировалась юридическая база в области гражданского права. К основополагающим нормам, содержавшимся в «Основах…», следует отнести основания возникновения гражданских прав и обязанностей, положения о защите этих прав, защите чести и достоинства, о праве собственности, обязательственном праве, авторском праве и наследственном праве.

Некоторой корректировке подверглось и семейное законодательство. В частности, был упрощён порядок бракоразводного процесса. С 1968 года введены в действие общесоюзные основы законодательства о браке и семье, на основе которых принимались кодексы в республиках.

Изменения в области трудового права, произведённые в послевоенный период, связаны с ликвидацией чрезвычайных норм, действовавших во время войны. Восстановлены 8-часовой рабочий день и система коллективных договоров, прекращены трудовые мобилизации граждан.

В соответствии с законом «О государственных пенсиях», принятым в июле 1956 года, значительно улучшено пенсионное обеспечение граждан. Осуществлён перевод рабочих и служащих на 7- и 6-часовой рабочий день, введена пятидневная рабочая неделя. В июле 1970 года приняты общесоюзные основы законодательства о труде.

Важными нормативными актами послевоенного времени стали закон «Об охране природы в РСФСР» (1960), а также «Основы земельного законодательства Союза ССР и союзных республик» (1968).

Масштабы «десталинизации» в 1956 году вышли на новый уровень. Если этот процесс до поры имел эволюционный характер, то доклад первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва на XX съезде партии, а затем и вышедшее постановление ЦК партии способствовало разоблачению культа личности Иосифа Сталина. Значение этих событий историки оценивают как нанесение мощного удара по фундаменту советского государства, первый принципиальный шаг по разрушению его легитимности. Началась, по сути, десакрализация государства в СССР. При разрушении духовной связи государства с народом происходило как параллельный процесс создание комплекса вины в строителях и защитниках такого государства. Ещё одним, параллельно протекавшим, процессом стало «приземление идеалов.

Однако этим «десталинизация» не ограничилась – она привела также к резкой децентрализации и разделения всей системы управления. Проявлением такой тенденции стала, в частности, передача 11 тысяч предприятий в ведение республиканских органов власти, а затем и формирование системы, состоявшей из 107 территориальных экономических районов (в том числе – 70 в РСФСР) во главе с новыми управленческими структурами – Советами народного хозяйства (Совнархозами). Наряду с сохранявшимися Советами министров были вновь организованы республиканские Совнархозы.

Дальнейшим шагом стало формирование двух параллельно действовавших структур власти Советов депутатов трудящихся – промышленной и сельской.

Проведение в 1962 году укрупнение Совнархозов и учреждение Совнархоза СССР, а затем (в 1963 году) образования Высшего совета народного хозяйства СССР продолжено было подчинением последнему Госплана, Госстроя и иных хозяйственных госкомитетов.

При некоторых позитивных переменах такое переустройство фактически привело к снижению технического уровня производства. Былое преимущество советской системы оказалось утрачено: государство потеряло возможность сосредоточения средств для развития науки и техники, проведения единой технологической политики, распространения передового опыта.

Возврат к объединённой системе управления был осуществлён в 1964 года после отстранения Никиты Хрущёва от высшего партийного руководства. Для нового периода характерна определённая устойчивость хозяйства и социальной системы, которую едва ли могли поколебать какие-либо «реформаторские» действия верховной власти в СССР. Эти годы (практически 20 лет), получившие впоследствии определение как «период застоя», ряд исследователей рассматривают как продолжение «демобилизационной программы» с акцентом на росте благосостояния и сдвига в сторону терпимости. Правда, последняя всё больше приобретала характер попустительства и круговой поруки.

Современная оценка событий, протекавших с середины 1960-х годов, позволяет говорить об отсутствии государственной доктрины либерализации хозяйства, соответствовавшей типу советского общества. Начатая реформа предполагала упор на развитие товарно-денежных отношений – как в экономике, так и в социальной сфере. Критерием эффективности работы предприятия была провозглашена прибыль. Но и такой подход, по сути, пересматривавший ранее утвердившиеся взгляды о «социалистическом» хозяйствовании, столкнулся с неожиданным эффектом, в результате чего начатые было преобразования пришлось свернуть.

Для «периода застоя» характерно создание единых энергетических и транспортных систем, масштабное жилищное и дорожное строительство, существенное улучшение бытовых условий граждан, проведение значительной по масштабам мелиорации земель. Относительно стабилизировалась демографическая ситуация, решён вопрос кадрового обеспечения предприятий и организаций, системы управления. Об СССР того времени сложилось представление как о единственной в мире самодостаточной стране, которая надолго обеспечена всеми основными ресурсами.

Ощущение стабильности и благополучия в 1965 – 1985 годах, однако, можно считать относительными. Это связано с тем, что назревали факторы нестабильности и общего ощущения неблагополучия. Вдобавок возможно говорить и о массовой урбанизации, порождавшей общий адаптационный стресс. Результатом его стали широкое распространение алкоголизма и появившееся (впервые с 1920-х годов) массовое бродяжничество людей социально активного возраста. Тогда же, как отмечают историки, стала активно проявляться мелкая коррупция и произвол чиновников.

Всё более очевидным оказался проигрыш СССР в холодной войне, что в значительной мере предопределило возникновение диссидентства, антагонизма между официально пропагандируемой идеологией «развитого социализма» и умонастроениями в обществе. Исследователи отмечают ослабление и размывание необходимых опор власти в сфере государственного строительства – силы и согласия.

Сложившаяся в предшествовавшие годы система всеобщего планирования уже не могла отвечать потребностям времени: регламентировать всё и вся оказалось невозможно.

Отставание в сфере производства и невозможность реагировать на технологические изменения, как и на общественные потребности, принимало значительный размер и побудило на определённом этапе поставить вопрос о целесообразности использования рыночного регулятора в советском хозяйстве. При этом речь шла уже не об отдельных элементах, а о целостной рыночной экономике. В интеллектуальной части тогдашней номенклатуры возникла оценка государственного устройства и советского права как неправильных.

С утратой целостности государства и распадением прежней системы на подсистемы стала проявляться «ведомственность»: по мере превращения ведомства в некий замкнутый организм усиливался конфликт между ведомством и государством в целом и между отдельными ведомствами. При этом подрывалась одна из основ советского строя – общенародный характер собственности и хозяйства – и закладывались предпосылки для приватизации. Происходил и процесс разделения народа на группы и корпорации.

Существовавшая в «сталинский» период ротация руководящих кадров, при которой было немыслимой неконтролируемая самоорганизация, оставалась в прошлом. В 1970-е – 1980-е годы происходило активное сращивание партийной номенклатуры КПСС с ведомственной. Всё больше проявлялись такие явления, как «ведомственность» и «местничество». Соединение этих двух тенденций привело к тому, что происходило сплочение руководства государственного аппарата и хозяйства в регионах, образование неких «номенклатурных кланов». Вовлечение в процесс номенклатуры центральных органов подталкивало к разделению страны, хотя и не явному на тот период. По мысли некоторых исследователей, возможно стало говорить о том, что государство становилось всё менее «советским» в традиционном понимании этого термина.

Происходивший процесс может найти объяснение как результат процесса самоорганизации. Если в «сталинский» период государство постоянно «держало руку на пульсе» и теми или иными мерами регулировало этот процесс, то с ликвидацией после 1953 года некоторых элементов государство было устранено от контрольно-регулятивных функций. Соответственно, произошла утрата системности анализа происходивших явлений и процессов.

Осознание того, что их эксплуатируют и угнетают, вызревало в советских гражданах подспудно. Хотя о массовом недовольстве советским строем и, тем более, – отрицании его сути речь едва ли можно было вести, но понимание того, что «что-то пошло не так», становилось всё более и более масштабным. Данный процесс наиболее характерен был для интеллигенции, понимавшей «неправильность» устройства жизни, вызываемая отчуждением от государства.

Георгий Кулаков

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности