Василий Шульгин “Дни” – как монархисты от монархии отказались

Василий Шульгин и его “Дни”

Недавно прочла “Дни”, автор – Василий Шульгин. Для тех, кто благополучно забыл школьный курс истории напоминаю – Василий Шульгин с Гучковым – это те люди, которые убедили отречься от престола последнего царя России.

Ирония судьбы – убежденный монархист Василий Шульгин поставил точку в истории российской монархии. В книге “Дни” автор делиться чувствами по поводу исторического перелома Родины. Как же тяжко читать! Честное слово даже Троцкий приятнее. Мне одинаково чужда идеология, что того, что другого, однако, у этих ребят, пожалуй, больше общего друг с другом, чем с людьми моего мировоззрения. В конце концов с СССР Василий Шульгин примирился:

“Мы, монархисты, мечтали о сильной России, коммунисты ее создали – слава коммунистам!”

Как говорится, всё, что не знали о монархистах, но стеснялись спросить. Сила, кстати, оказалась так себе – на сто лет не хватило. Впрочем, долгожитель Василий Шульгин не дожил до того времени, когда стало очевидно, что новая Родина не «просто местами попахивает», а гниет заживо, его счастье, два крушения отчизны — это слишком для одного человека. Василий Шульгин умер 15 февраля 1976 года, когда СССР ещё демонстрировал стальные мускулы. У ярых поклонников силы есть одна проблема – они сосредотачиваются на рельефе мышц, забывая о здоровье организма.

Любители мускулов – историческое проклятие России. Едва страна начинает хорошо себя чувствовать, находится правитель, который ведет себя агрессивно и под всеобщий восторг мобилизует все, жертвуя ради величия не только благосостоянием граждан, но и перспективами. В начале прошлого века страна развивалась бешеными темпами, было возможно догнать и перегнать самые передовые страны того времени, причем без сверхусилий, голодомора и ГУЛАГа, но царь слишком сильно боялся за свою власть. Он влез в две войны, угробил экономику и получил, что заслужил в подвале Ипатьевского дома. Детей жалко, царственную чету – ничуть.

Впрочем, я отвлеклась. Если не сильно злиться на тех деятелей, что довели Российскую Империю до краха, забавно наблюдать насколько слабым и растерянным становится самоуверенный дворянин, который вот буквально только что напыщенно рассуждал как именно должен проявить себя российский народ, чтобы ему с барского стола отломили кусочек свободы. В решающий час элита оказалась способной только грызть друг друга. Большевики то же грызлись, не без этого, но они и дело делали, у революционеров была идеология, а система взглядов охранителей больше смахивает на религию.

“Долго ли продержится Россия без самодержавия? Кто знает выдержит ли конституционная Россия какое-нибудь грозное испытание”.

Ну просто апокалиптические видения! Советские чиновники и их российские преемники люди покрепче – ничуть конституции не бояться, делают с ней все что хотят, как хотят и ничего, земля под ногами не разверзлась.

“За веру, царя и отечество умирали, и этим создалась Россия, но чтобы пошли умирать за государственную думу – вздор”.

Конечно, вздор. Умирают за свою землю, за дом родной, за детишек. Мой дед на вопрос “кто такой Сталин?” отвечал “Сволочь, которая людей убивала”. Нелестное мнение об отце народов не мешало ему воевать против Гитлера. Несмотря на то, что правит сволочь, не возникало сомнений в необходимости рисковать жизнью под огнем немецких зениток.

И ведь нельзя заподозрить, что Василий Шульгин не умен. Отнюдь, это образованнейший человек с завидным литературным даром, он точен и наблюдателен.

“Дайте собственнику бесплодную скалу и он превратит ее в сад”.

“Уничтожили предпринимателя, а жить стали хуже. И вдруг поняли, люди способные вести дела редки и ценны. Все-таки Форд лучше ничтожества, пьяницы и ворюги хотя бы и из рабочих. Он загребает миллионы, но организует труд и снабжение”.

“Русские несут в себе серьёзное внутреннее противоречие – мы не лишены патриотизма, мы любим Россию и русскость, но мы не любим друг друга”.

Есть такое, хотелось бы верить, что мы постепенно изживаем эту крайне неприятную культурную особенность. Интересно, что её питает? Экономист австрийской экономической школы Мизес писал, что у России нет шанса пока она остается нацией Толстого и Достоевского. Если так, будут перемены – самая читающая нация в мире читает все меньше и меньше. Новое поколение – люди, которые изучали великую русскую литературу в кратком пересказе, которые росли на западном кино и сериалах Netflix, которые уже сейчас создают горизонтальные организации. Непонятные, пугающие как старшее поколение, так и нынешнюю элиту, такую же слепую и высокомерная как так, которую описал Шульгин.

Вообще, знакомого столько, что аж страшно. Больше ста лет прошло, страну перепахало советским экспериментом, а многое, о чем пишет Василий Шульгин, знакомо и узнаваемо. К счастью, нет такого тупого антисемитизма, переросли, теперь во всем либералы виноваты, впрочем, либералов Шульгин то же не жаловал.

Понравилась статья? Вы можете нас поддержать:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности