Отставка Правительства: политические «напёрстки»

Когда лучше пожертвовать «ферзём»…

«Дружная» отставка Правительства РФ, хронологически сопряжённая с посланием Президента России Федеральному Собранию и состоявшаяся 15 марта 2020 года, для многих (и не только искушённых в политике граждан) оказалась подобна грому среди ясного неба. Не сказать, чтобы эффект от такого действия оказался сродни эффекту разорвавшейся бомбы, но то, что случилось, с кем и когда, – действительно воспринимается как нечто неожиданное и не вполне понятно, какое значение имеющее. Хотя…

Возможность превратить главу Кабмина в некоего «мальчика для битья» назревала довольно долго. Уж очень много и долго говорили о том, что правительство так и не привело страну к выходу из затянувшегося кризиса, что социальные проблемы (да, впрочем, и все прочие – тоже) так и не решаются, а их узел затягивается всё туже и туже. Словом, требовался некий «дежурный громоотвод», а тут, как можно понять, и повод подвернулся. Достаточно удобный повод, чтобы соблюсти верность «традиции» (точнее, старому, как мир, принципу: царь – хороший, да бояре – плохие), а заодно и пыль народу в глаза пустить. Создать видимость того, что ожидаемые перемены вот-вот состоятся, но для этого нужно уже не «потерпеть немного», а принять как благую весть сообщение о новом составе правительства. Мол, ещё немного – и заживём…

Если даже не демонизировать фигуру экс-премьера, а присмотреться к его деятельности сколько-нибудь пристально, то, в принципе, становится понятным: Дмитрий Медведев достаточно давно начал восприниматься с изрядной долей негатива – и сам как глава Правительства РФ, и его «команда», в общем-то, тоже. В значительной мере антирейтинг Кабмина и его председателя вырос из-за провальной ситуации с реализацией пресловутых «майских указов» президента, с поистине катастрофическими масштабами бедности значительной части населения, с крахом (не побоимся этого слова) системы здравоохранения, да вообще социальной сферы. Какой бы ни была значимой (а может, и не просто значимой) фигура Дмитрия Медведева для Владимира Путина, но… порой лучше пожертвовать «ферзём», чтобы получить возможность продолжать игру. Такое правило «работает» не только в шахматах.

«Технический» премьер или..?

В числе первых по времени обнародования комментариев на ожидаемое назначение главой Кабинета министров Михаила Мишустина оказались «Открытые медиа». Общим видится умонастроение экспертов: такое действие – чем-то сродни тому варианту, который был «обкатан» с Виктором Зубковым в преддверии операции «Преемник-2008» (к слову, накануне «премьерства» тоже являвшимся руководителем налоговой службы на протяжении ряда лет), хотя – и с некоторыми отличиями.

По замечанию политолога Михаила Виноградова, такое назначение «выводит премьерский пост из гонки преемников. Хотя все будут постоянно присматриваться к Мишустину, но не более того». Состав правительства (пока, на момент подготовки материала, персональный его состав не был ясен), очевидно, в меньшей степени будет «раздражать население», поскольку «Мишустин умеет не притягивать антирейтинг. Он сделал из ведомства-аллергена ведомство с человеческим лицом».

Нынешний политолог, а в прошлом – правительственный чиновник, Аббас Галлямов по этому поводу заметил: «У Мишустина – репутация человека, успешно модернизирующего ФНС и делающего службу всё более эффективной. Это именно то, что требуется сейчас от правительства, – модернизация российской экономики. В этом смысле назначение Мишустина представляется логичным (в минуты, когда писался этот материал, «Коммерсантъ» оповестил о том, что фракция «Единой России» в Государственной Думе уже заявила о поддержке такой кандидатуры, а через некоторое время уже целый ряд СМИ и интернет-ресурсов наперебой стали сообщать о поддержке депутатами Госдумы кандидатуры Михаила Мишустина при назначении премьер-министром России. – Прим. авт.) Сумел модернизировать ФНС – может быть, справится и с более широким фронтом задач». Такой премьер-министр воспринимается, говоря словами Михаила Виноградова, как «символ неада в экономическом мышлении».

Достаточно далеко идущим видится обнародованное «Открытыми медиа» мнение политика Андрея Нечаева (некоторое время назад он являлся министром экономического развития): «Создаётся впечатление, что президент решил сосредоточить в руках всю полноту власти, хотя она и так была достаточная. И повторил практику нулевых, когда были технические премьеры, самое главное – без политических амбиций. Мишустин вполне соответствует этому критерию. Видимо, до того, как будут внесены изменения в Конституцию, а Путин решит, в какой форме он останется у власти, у нас будет такой технический председатель правительства».

При различии предположений, было ли решение об отставке Кабмина спонтанным или же этот «экспромт» загодя подготовлен, наверное, есть рациональное зерно в умозаключении Андрея Нечаева: «Конечная цель всего происходящего – оставить Путина у власти. Серьёзные проблемы в экономике, падает уровень жизни, теперь можно будет сказать: я ставил перед правительством задачи, чиновники их не выполнили, поэтому назначено новое правительство. Правда, пока остаётся вопрос, насколько реально оно обновится».

Свой взгляд на случившийся демарш имеет и политолог Леонид Гозман: «Путин уже определил характер будущего государства – что-то близкое к Ирану, где главную роль будут играть не официальные власти, а непонятно что из себя представляющий Госсовет с Путиным во главе. Преемник не имеет особого значения, поэтому держать паузу и делать интригу, как это было перед выборами 2008 года, Путин смысла не видит. Одновременно у него и нет, по крайней мере сейчас, фигуры премьер-министра. Мишустин, очевидно, кандидат технический и проходной, но Путина это устраивает».

Уместным представляется привести высказывание – предположение по сути вопроса, сделанное экономистом, первым заместителем председателя правления Центробанка России в 1995–1998 годах Сергеем Алексашенко, и обнародованным интернет-ресурсом «Настоящее Время»: «…Владимир Путин сказал, что я остаюсь, я никуда не ухожу и я буду править долго. Я – в смысле Путин. При этом я не очень понимаю, в какой должности я решу остаться: то ли я буду президентом, то ли я буду руководителем Государственной Думы, то ли я стану руководителем Государственного Совета. В общем, я над этим еще подумаю, но знайте, что я так вот сейчас всё подвигал и, соответственно, где-то я осяду». Это – первое и самое главное (о другом – дальше и ниже).

Насколько далеко идущими могут оказаться последствия перестановок в правящих кругах и конкретно в правительстве? Портал agoniya.eu привёл по этому поводу ёмкое и хлёсткое определение, которое дал общественный и политический деятель, футуролог и член Федерального совета «Партии Дела» Максим Калашников: «Напёрстки-2020». Стоит ли полагать или, хотя бы, предполагать, что с приходом Михаила Мишустина на должность премьер-министра приоритетом может стать такой – «выжать всех досуха налогами»? «Вторая перестройка в стране, перестройка власти», о которой говорит политик, весьма своеобразна, поскольку назначение главой Кабмина специалиста по фискальным делам видится «не очень хорошим знаком». Не подъём экономики, а «выжимание» налогов и сборов со всех и за всё может, вероятно, свидетельствовать о той задаче, даже – сверхзадаче, которую будет решать вновь формируемый состав Правительства РФ. При крайне незначительном, менее 1% в год, росте экономики в недавнем прошлом и существенном, более чем на треть, приросте собираемых налогов уместно говорить (и в этом Максим Калашников прав) об «обескровливании» экономики. И даже о произошедшей фактически катастрофе, удавлении страны «налоговой петлёй». Перспектива же вырисовывается такая, что, если не будет введено прогрессивное обложение подоходным налогом и не будет организовано льготное налогообложение предприятий (для проведения технического перевооружения, повышения зарплат работникам и др.), электоральные перспективы сегодняшней «партии власти» могут оказаться довольно-таки «кислыми». А то, что из предложения Владимира Путина провести референдум по корректировке Конституции РФ может следовать мысль о досрочных, не дожидаясь 2021 года, выборов в парламент, – это для Максима Калашникова не вызывает никаких сомнений. Как и вероятность вызревания колоссального потенциала для социального взрыва. Такие, вот, виды на будущее…

Метод «Ре-Кле» вступает в действие?

Довольно давно, ещё в конце 1970-х или в начале 1980-х годов (точно уже не припомню), когда сегодняшних компьютеров не было и в помине, моя покойная ныне мама, заведовавшая сектором научной информации и источниковедения в одном из академических институтов, при редактировании рукописей приговаривала про казавшийся мне таинственным метод «Ре-Кле». Тайна же его состояла в том, что нередко задача научного редактора состояла в том, чтобы какие-то фрагменты машинописного текста нужно было вырезать из бумажного листа (вот оно, загадочное «Ре» – «режем»), а в другое место той же рукописи вклеить (проясняется смысл второй части – «Кле»). Современные нам безбумажные технологии позволяют редактирование, изменение текстов производить куда более быстро и со значительным сокращением трудозатрат. Хотя смысл процесса, включающего в себя и переписывание части того или иного произведения, остаётся прежним.

Нечто подобное, как можно предположить, ожидает и нормотворчество на самом «высшем», если уместно это слово, уровне. По крайней мере, в том случае, если говорить не о мастерстве исполнителей замысла, а о назначении исправляемого документа. Ведь речь идёт о Конституции РФ! Хотя – сугубо формально – она и не обозначена как основной закон страны, но смысл от этого не меняется: документ имеет высшую юридическую силу в России.

Анонсированные в послании, оглашённом Владимиром Путиным, предложения по внесению изменений в Конституцию РФ, какими бы кардинальными они ни были, едва ли возможно назвать какой-то неожиданностью. Достаточно свежи ещё воспоминания о том, что подобные корректировки озвучивали некоторые видные российские политики. Но из области догадок и домыслов (а может, и замыслов или даже умыслов) в реальную плоскость план изменения документа перешёл только сейчас, будучи озвученным главой государства. Тем более, на таком высоком уровне.

Возможно, забегая несколько вперёд, логично привести комментарий к этой части президентского послания, адресованного – формально – Федеральному Собранию РФ, а по сути – являющемся месседжем российскому населению (или народу, если кто больше любит это слово). Используя реплику Сергея Алексашенко – такой комментарий вполне имеет право на существование, – оглашённые Владимиром Путиным «изменения, о которых много говорят», могут быть оценены как «вроде как движение в сторону парламентской республики» и даже «усиление роли парламента». Однако очевидно то, что «в парламенте, где сидят только те, кого Кремль акцептовал, эти изменения декоративные, по большому счёту, они и ничего не изменят».

Возможно, если вектор перемен в Конституции РФ уже задан, не столь существенным окажется то, с чьими именами будет ассоциироваться авторство текстов поправок. Хотя, наверное, это обстоятельство имеет значение – даже в том, как подобная персонификация раскрывает глаза на тех лиц, кому может быть поручена такая ответственная миссия. Комментарий к опубликованному на официальном сайте Кремля президентскому указу об утверждении персонального состава комиссии по разработке поправок привёл сайт «Радио Свобода». Этот орган, объединяющий аж 75 человек, выглядит довольно внушительно и представительно. В самом деле, в состав комиссии включены писатель Захар Прилепин, режиссёр Карен Шахназаров и атаман Всероссийского казачьего общества Николай Долуда, председатели профильных комитетов Государственной Думы и Совета Федерации Павел Крашенинников и Андрей Клишас, учёный-правовед, академик РАН Татьяна Хабриева и президент благотворительного «Русфонда» Лев Амбиндер. Показательно, что в состав комиссии включены 11 правоведов, и из этого можно выстроить прогноз, что «юридическая составляющая» окажется довольно серьёзной. А потребность в ней вытекает из того, что в числе обозначенных Владимиром Путиным направлений корректировки Конституции РФ присутствуют такие, как перераспределение властных полномочий между президентом, парламентом и являющимся сегодня сугубо совещательным Государственным советом, ужесточение требований для президента, федеральных чиновников и депутатов, запрет одному человеку больше двух раз избираться на президентский пост и другие (последние рассматриваются нами отдельно).

Называя затеваемые преобразования «самой масштабной реформой в истории российской системы власти», «Радио Свобода» отмечает, что Президент РФ предложил одобрить их в ходе референдума, объявляемого соответствующим указом главы государства. А та стремительность, которую власть намерена придать процессу (агентство «ТАСС» оповестило, что референдум предполагается провести до 1 мая т.г.), показывает: очевидно, риски для этой самой власти достаточно велики.

Сползание к диктатуре – ближе горизонта?

Третьим важным нововведением, вытекающим из президентского послания (правда, в интервью Сергея Алексашенко ресурсу «Настоящее Время» этот момент занял второе место), стоит ожидать внесение Президентом РФ законопроекта, а уж в принятии его Государственной Думой и одобрении Советом Федерации вряд ли приходится сомневаться, об изменении взаимоотношений между главой государства и Конституционным судом РФ, и Верховным судом РФ. Вернее, о возможности для президента в любой момент изменить их состав. В случае принятия такого закона, а логика событий и формирующаяся нормотворческая практика зловеще напоминают о реальности подобного, глава государства (цитируем Сергея Алексашенко) «получит право изменить состав высших судебных органов России ровно в таком формате, как ему будет удобно. В общем, и сейчас у президента руки развязаны в том плане, что в Конституционном суде много вакансий, можно судей назначать. Но у него ещё будет право их всех увольнять. Это означает, что уже на самом деле такие совсем близко к диктаторским полномочия».

Подобные опасения вызывает и ещё одна предложенная в президентском послании Федеральному Собранию нормотворческая мысль. А именно «внесение в Конституцию примата внутреннего права над международным», о чём высказался в комментарии к выступлению Президента России политолог Василий Дамов (его мнение, как и высказывания других аналитиков привёл интернет-ресурс «Сибирь.Реалии»). Этот эксперт полагает, что это – «пожалуй, самый решительный за всё время правления Путина шаг в сторону КНДР. Это даже с суверенным интернетом не сравнить. Завтра они примут, например, закон, что гомосексуализм снова становится уголовно наказуемой статьёй в УК, и никто уже ничего не сможет сделать, никакое международное сообщество. Европейский суд и прочие органы – побоку, как хотим, так и сделаем».

В опубликованном тем же ресурсом мнении политтехнолога Кирилла Дюндика звучит нескрываемая тревога, навеянная президентскими речами: «Я совершенно неожиданно понял, что начался так называемый трансфер, запустилась процедура сохранения Путина – я думал, что это всё же произойдет позже. Значит, на это есть причины – они почему-то не могли больше ждать.

Вообще, главный вектор послания – мы будем делать то же самое, что прежде: раздавать деньги населению, чтобы произвести на людей хорошее впечатление, и одновременно уничтожать федерализм. Да, это послание – антифедеральное по сути, потому что оно всё стягивает в центр и ещё больше подчиняет ему регионы. Усиление режима, укрепление вертикали и изоляция России – это вектор, обратный цивилизации. Чтобы эти планы были реализованы, нужно закрыть границы и «спрятаться» от всего мира. Собственно, потому же заявлен приоритет внутреннего права над международным.

Но власть у нас настолько оторвалась от реальности, что если они начнут воплощать эти планы, то сами себя и уничтожат. На примере той же реализации нацпроектов мы не раз убеждались, что ничего у них не выходит. Но если нацпроекты можно просто залить деньгами, а средства потом списать, то здесь предполагаются серьезные изменения в институтах власти, и они, скорее всего, просто не смогут контролировать эти процессы».

Приведённая цитата – хоть и пространная, но дающая понять всю суть события и, в известной степени, показывающая возможную схему дальнейшего хода событий.

В связи с этим впору задаться вопросом: а возможно ли, с учётом намерения Владимира Путина провести референдум, да и той (далеко не всегда «чистой» с точки зрения законности) практики проведения выборовреферендум – это тоже выбор, только куда как более масштабный по последствиям), предвосхищать какой-либо результат? Признаться, особого восторга или даже оптимизма такое действие как-то не вызывает. Но уж очень не хочется, чтобы референдум превратился в массовое политическое самоубийство россиян.

Отставка Правительства или сладкая оболочка для горькой пилюли

Чтобы намечаемые преобразования не казались, по крайней мере, какой-то части российского населения чем-то сродни невкусному (а может, даже и ядовитому) снадобью, в послании Президента РФ Федеральному Собранию изложен ряд социальных поправок в Конституцию России. Очевидно, что появление их не является случайным, а имеет сугубо утилитарную направленность. Такие инициативы призваны убедить в том, что сегодняшний глава государства заботится о населяющих страну людях. И они, если даже не поддержат его напрямую в ходе ожидаемых в 2024 году президентских выборах, то, по крайней мере, не будут выступать в открытую против него. Такой вот прагматизм.

Обозначенная в выступлении Владимира Путина «расходная» часть является самой большой, если её сравнивать с аналогичными посланиями, сделанными в прошлые годы. Речь идёт, вероятно, о суммах порядка 450–500 млрд рублей в год. Но дело не только в этом. Как заметил Сергей Алексашенко в упомянутом интервью, «…мне кажется, что те люди, на которых направлены эти деньги, это и малообеспеченные, это и материнский капитал, включая рождение первого ребёнка, это бесплатные завтраки в школах, ясли и так далее. Мне кажется, что этим людям, которые живут ниже уровня бедности, им, вообще говоря, все равно, кто такой Путин, что он там делает, какую должность он там занимает. Хоть царём себя назови, самое главное, дай нам денег». Люмпенизация бытия, да и сознания, – она такая…

При всех возможных вариантах важно помнить про «золотое» правило любого шулера, в том числе и «напёрсточника»: «Кучу-верчу, обмануть хочу». И понимать, к чему может привести обман далеко не уличного, как в «лихие 90-е», масштаба…

Георгий Кулаков

Понравилась статья? Поддержите Издание:

 

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности