Юбилейное, но не праздничное: 20 лет президентства (ч.1)

20 лет президентства не «по Дюма»

Вопреки заголовку подраздела, начать хотелось бы как раз с упоминания об известном французском литераторе. Вернее, с одним из тех мест, которые связаны с его жизнью (а, волей судеб, и жизнью автора этих строк). Речь идёт о дагестанском городе Буйнакске, до переименования – в честь одного из тамошних революционных деятелей в 1921 году – носившем название «Темир-Хан-Шура» и остававшемся в течение долгого времени, до образования в Дагестане автономной советской социалистической республики столицей этого региона. В этом самом городе, куда после начала второй чеченской кампании был направлен Отряд милиции особого назначения из далёкого от Северного Кавказа Приморья (дело было в сентябре 1999 года), довелось мне повидать в свободные от обязанностей службы минуты кафе «Дюма» и побывать в нём. Эта точка коммерческого общепита неслучайно носила тогда, хотя, не знаю, может, и сейчас носит имя великого романиста, а располагалась она в цокольном помещении того самого дома, где в 1850-е годы писатель останавливался во время путешествия по Кавказу.

Правда, события двадцатилетней давности напоминают мне не только об авторе трилогии о ДʼАртаньяне и его друзьях Портосе, Атосе и Арамисе, сколько о диалоге, произошедшем, насколько помню, в новогоднюю ночь – в ту самую, которая последовала после ухода Бориса Ельцина с поста Президента РФ и утверждения (на тот момент – в статусе и.о.) на высшем государственном посту Владимира Путина. Когда мои сотоварищи спросили о том, что я думаю об этой «смене караула», ответ (видимо, на подсознании – без размышлений, сходу) их несколько обескуражил. «Путин – это диктатура», – три слова буквально резанули слух моих сослуживцев по Временному пресс-центру МВД России.

Я до сих пор и сам не могу понять, да и как-то объяснить, почему произнёс это, что навело на такие не просто раздумья, а далеко идущие, да и небезопасные выводы. Тем более, вроде бы, ничто и никак не предрасполагало к столь кардинальному резюме. Ведь тогда ещё ничто явно не указывало ни на предыстории серии взрывов домов (в том числе – и в том самом Буйнакске, про который речь шла в самом начале публикации), ни на отторжение Крыма и Севастополя от Украины, ни на события в Донбассе, ни на «пенсионную реформу», как и многие-многие другие. Те, которые к сегодняшнему дню стали уже достоянием истории этого самого двадцатилетия.

Насколько можно судить о точности (или же ошибочности, если кому так больше нравится) сказанного в первые минуты 2000-го года, отчасти позволяют задуматься некоторые аналитические материалы, попавшиеся на глаза на рубеже 2019–2020 годов, комментированный рерайт которых хочется предложить читателю.

«Агент влияния»? Скорее, действия

Буквально в завершающие часы ушедшего года интернет-ресурс «The Insider» обнародовал материал авторства известного политолога под весьма красноречивым названием «Иностранный агент в Кремле. Владислав Иноземцев об итогах 20 лет диверсионной деятельности Путина на посту президента». С ключевыми моментами этой публикации можно ознакомиться ниже.

Говоря о законе о признании граждан России иностранными агентами (его подписание Президентом РФ Владислав Иноземцев рассматривает как «одно из главных событий года»), автор материала ресурса «The Insider» делает весьма важное, даже – принципиально важное, замечание о том, что для большинства россиян «понятие «иностранный агент» имеет вполне определённый смысл: это человек, который работает в интересах зарубежных правительств во вред собственной стране». Т.е. восприятие «иноагента» в обиходе куда шире, нежели соотнесения такой «правовой дефиниции» с распространением гражданами информации зарубежных СМИ и получением за такие труды материального вознаграждения из-за кордона.

Что же сегодня (ну, или вчера) побудило известного политолога вынести на всеобщее обозрение столь смелую, если не сказать «крамольную» мысль?

Очевидно, стоит вспомнить те условия, в которых происходил начальный этап деятельности Владимира Путина как главы России. И о которых напоминает Владислав Иноземцев. На тот момент страна «успешно выходила из экономического кризиса, спровоцированного резким падением нефтяных цен во второй половине 1990-х и дефолтом 98-го», и оба события стали в значительной мере итоговыми в череде «катастрофических последствий распада Советского Союза» и перехода российской экономики от планового хозяйства к рынку. В связи с этим очень уместны приведённые исследователем слова из выступлений Владимира Путина того времени: «Будущее страны, качество российской экономики в XXI веке зависит прежде всего от прогресса в тех отраслях, которые базируются на высоких технологиях и производят наукоёмкую продукцию» и «Сегодня мы должны раз и навсегда заявить: с «холодной войной» покончено! Мы отказываемся от наших стереотипов и амбиций и отныне будем совместно обеспечивать безопасность населения Европы и мира в целом». Как говорится, блажен, кто верует: тогда всем очень хотелось думать, что так и будет. Или, по крайней мере, мало кто в том сомневался. История же, говоря словами Владислава Иноземцева, показала, что события «стали развиваться по иному сценарию, и практически все тренды, которые сегодня можно констатировать как вполне сложившиеся, указывают на то, что, скорее всего, ни один кадровый сотрудник ЦРУ, окажись он во главе недавно поверженного противника, не нанёс бы ему большего ущерба». И, в качестве доказательств такого глобального вывода, привёл восемь аргументов.

Первый из них заключается в том, что в начале 2000-х годов в России имелась возможность масштабной реиндустриализации, для проведения которой вполне реальным виделось привлечение капитала из стран Европы. Что бы ни говорили (во всяком случае, официально) представители российской власти, избранный этой самой властью курс был ориентирован на «недопуск иностранного капитала в стратегические отрасли промышленности». С приходом Владимира Путина к власти «началась ренационализация активов, приватизированных в 1990-х: вместо того чтобы повышать налоги на предприятия российских олигархов, власть начала их выкуп, постоянно повышая цену». И к началу 2010-х годов экспорт в значительной мере (до 80%) состоял из сырьевых ресурсов. А логическим развитием такой тенденции стало превращение нашей страны «в энергетический придаток не только Европы, но и всего мира».

Второе обстоятельство, о котором говорит Валерий Иноземцев, – это стремительная деиндустриализация России, приведшая к резкому снижению спроса на «на квалифицированные кадры, которые могли бы использоваться для развития страны на новой основе». Закрытие, по разным оценкам, «от 16 до 30 тысяч промышленных предприятий с общим числом занятых в позднесоветское время более 13 млн человек», отсутствие существенного роста производительности труда привела (не само по себе, конечно: автор статьи ресурса «The Insider» утверждает, что уместно выражение о «последовательном курсе») к «упрощению структуры производства, увеличению зависимости от импорта, и, что особенно важно, – на деградацию целых городов, которые прежде были значимыми промышленными центрами». Правомерным на этом фоне видится утверждение о том, что «основная часть советских промышленных предприятий была уничтожена вовсе не в «проклятые 90-е», а именно в 2000-е и начале 2010-х годов».

Третий аспект проблемы состоит в том, что параллельно с указанными ранее проявлялось «демонстративное невнимание к инфраструктурным проблемам и к «освоению пространства» огромной страны». Закрытие сотен аэропортов и сокращение внутреннего пассажиропотока, разрушение огромного количества дорог на значительном пространстве России имело воистину катастрофические последствия. В итоге таких действий (опять-таки процитируем Владислава Иноземцева) «в большинстве регионов начали массово вымирать сельские поселения (с 2000 года в России исчезло около 30 тысяч деревень, а почти 10 тысяч имеют 8 и менее жителей), сократилась численность жителей в городах с населением 50–200 тысяч человек (в 70% городов фиксировалось сокращение населения, а более чем в 200 оно уменьшилось более чем на четверть), случился массированный исход населения из районов Дальнего Востока. Перестали решаться даже те застарелые проблемы, которые хоть как-то контролировались в 1990-е: утилизация ТБО, минимизация вредных выбросов, хранение опасных промышленных отходов. В последнее время российская инфраструктура находится в состоянии, близком к коллапсу… Все попытки изменить ситуацию являются скорее пропагандистскими уловками. При этом бюджетные средства на развитие инфраструктуры выделяются исправно, как и собираются платежи с населения».

Четвёртое обстоятельство тоже не может не вызывать тревогу. При том, что формально продолжительность жизни россиян увеличилась, а потребление чистого алкоголя на душу населения снизилось, «ситуация с физическим и психическим здоровьем нации близка к катастрофе». Это подтверждается многократным увеличением числа ВИЧ-инфицированных и превышение эпидемического порога. В то же время расходы на здравоохранение остаются весьма и весьма низкими.

Не спасает демографическую ситуацию и миграционный поток: численность населения России падает. Происходит стремительное распространение наркомании, являющейся «одной из основных причин смертности среди относительно молодого населения в небольших городах». На этом фоне происходят такие процессы, как ограничение властями доступа в Россию качественных зарубежных препаратов и ограничение же доступной медицинской помощи населению. При исчерпании резервов экономического роста возможно прогнозировать активное вымирание населения страны.

Пятым характеризующим 20-летие президентства Владимира Путина обстоятельством политолог Владислав Иноземцев называет «формирование чиновничьей олигархии и возможностей бесконтрольно присваивать уже не столько «общенародную собственность», сколько бюджетные потоки», которое привело к «огромной коррупции и вопиющей неэффективности государственных расходов» практически повсеместно.

В итоге, «новейшие вызовы, которые ставятся перед Россией развитием в мире информационных технологий, не находят в стране никакого ответа; напротив, действия бюрократии и силовых структур последовательно снижают мотивацию исследователей и инноваторов. Доминирование «силовиков» в принятии большинства государственных решений, их полная бесконтрольность и невиданная некомпетентность приводят к тому, что значительная часть денег, которые при эффективном использовании в той же военной сфере могли бы выводить страну к новым рубежам, банально расхищаются».

Шестое обстоятельство, о котором идёт речь в публикации ресурса «The Insider», связано с внешнеполитической и внешнеэкономической деятельностью государства, возглавляемого президентом Владимиром Путиным. Это те «внушительные «подарки»», которые сделаны Кремлём тем странам, которые (по риторике околопрезидентских кругов) нередко называют «потенциальными противниками». По оценке Владислава Иноземцева, только за 2009–2019 годы из России таким образом было выведено порядка $780 млрд, а за все 1990-е годы – менее $120 млрд. При этом, как указывает политолог, «значительная часть этих средств была инвестирована в пассивные источники дохода на Западе или потрачена на роскошную жизнь российских миллиардеров, поддерживавших местные экономики».

К сказанному уместно добавить отток в страны Запада (правильнее даже употребить термин «эмиграция») не менее чем 4 млн граждан, большей частью – среднего и молодого возраста, имеющих хорошее образование, готовых «рисковать и заниматься предпринимательством». В настоящее время, как отмечает исследователь, эти покинувшие Россию за годы президентства Владимира Путина люди контролируют активы, которые возможно сопоставить с ВВП Российской Федерации, и «все эти богатства созданы с нуля трудом и талантом тех, кого российский режим счёл ненужным для страны балластом. Разрушение человеческого капитала – это самый большой удар, нанесённый Путиным по России, и неслучайно западные аналитики говорят, что для преодоления возникшего разрыва стране в лучшем случае потребуется около ста лет».

В числе последних по счёту (именно – седьмым в выстроенном в материале ресурса «The Insider»), но не по важности является фактор государственной безопасности. Он, естественно, не сводится исключительно к военной сфере (а та – к «демонстрации мультфильмов членам Федерального собрания»). Громогласные и скандальные провалы сотрудников соответствующих госструктур свидетельствуют об «элементарной неспособности сохранить секретный характер своей деятельности». А дополняются они, в частности, «инцидентом со сбитым «Боингом» малайзийской авиакомпании над Донбассом» и «использованием в интересах власти непрофессиональных и некомпетентных наёмников из разного рода частных военных компаний».

Что же касается внешнеполитической деятельности Президента РФ Владимира Путина (это обстоятельство в аналитической публикации Владислава Иноземцева поставлено на восьмое место), то она заслуживает особого внимания. Буквально десятка с небольшим лет хватило с лихвой для того, чтобы «усилиями самого Кремля вокруг страны был выстроен «санитарный кордон» из государств, которые боятся или ненавидят Россию». Ладно бы, в ряду их оказались страны Балтии (это обстоятельство хоть как-то может найти объяснение в истории). Но предположение о возможности превращения Россией в «своих злейших врагов» Грузии и Украины – такое «двадцать лет назад было невозможно». Итог такой деятельности выражен в словах: «Однако наш главный «патриот», как будто каждый день читая на сон грядущий труды Збигнева Бжезинского, который указывал, что только с окончательной потерей Украины «имперский хребет» России сможет быть переломлен, последовательно привёл к тому, что Киев стал считать Москву своей главной экзистенциальной угрозой».

Но и это – не всё: сходные настроения появились даже в Беларуси – там, «где власть и население страны, которая понесла в годы Великой Отечественной войны самые большие потери ради общей победы, практически в едином порыве выступают против дальнейшего сближения с Россией».

Что уж говорить о разрушенных отношениях с США и ЕС? Запуск по инициативе Кремля новой «холодной войны» ничего хорошего для России не сулит: в этом противостоянии для нашей страны не остаётся ни малейшего шанса на победу, зато оно «может привести Россию к такому же коллапсу, к какому прежняя привела Советский Союз».

Владислав Иноземцев не стал детально анализировать «десятки других достижений нынешнего президента – от развала российского образования и взращивания в обществе культа силы, который привёл к кризису семьи, – до подрыва российского федерализма и пестования неконтролируемого центра власти и силы в Чечне». Ограничился лишь замечанием о том, что «далеко не каждый иностранный агент, даже потративший десятки лет на конспирацию и внедрение в высшие эшелоны власти противника, смог бы нанести ему подобный ущерб».

Конечно, автор публикации интернет-ресурса «The Insider» далёк от мысли полагать Владимира Путина «иностранным агентом в прямом смысле слова». Однако если в сегодняшней России в настоящее время «принято выделять тех, кто якобы работает на враждебные силы, нанося урон собственной стране, то пройти мимо сделанного им за двадцать лет невозможно». Говоря о первенстве российского лидера в списке «иностранных агентов», политолог высказался (как можно полагать, в жанре сарказма) о совете странам Запада «не стремиться подорвать власть Путина, а, наоборот, максимально способствовать продлению сроков его пребывания в Кремле – просто потому, что пока Россия столь неэффективна, отстала и так разбрасывается своими богатствами, она не может быть опасной для остального мира, как бы стратеги из Пентагона не пытались убедить своих боссов в обратном».

Георгий Кулаков

Понравилась статья? Поддержите Издание:

Или поделитесь в социальных сетях:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности