Читаем Конституцию. Статья 29. Статья 30

Читаем Конституцию. Статья 29. Статья 30 Конституции. Свобода мысли, свобода слова, свобода ассоциаций и объединений

Статья 29

  1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.
  2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.
  3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.
  4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.
  5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Законодатели любят регулировать то, что зарегулировать невозможно. Например, свободу мысли. Внутренний мир человека сам его носителем-то не управляется. Тут Бенджамин Либет доказал, что у человека нет даже свободы воли – того самого, что рьяно защищают гуманисты. Господин Либет путем экспериментов установил, что мозг принимает решения без участия сознания, а потом выдает выбор за осознанный.

Вот со свободой слова легче. За слово можно наказать, чего не получится сделать за невыраженную мысль. Соответственно, вторая часть рассматриваемой статьи описывает, за какие слова можно наказывать. В реальности, конечно, перечень достаточно шире. Утешает одно – для наказания необходимы доказательства в виде экспертного заключения лингвиста. Правда, эти люди уже давно научились подводить под статью любые слова и обосновывать это.

Таким образом, информация может распространятся совершенно свободно. Конечно с ограничениями. Вообще, на любое право есть ограничение. Так и здесь. Попробуйте в свободный доступ выложить какой-нибудь «Майн Кампф» или «Поваренную книгу анархиста» – будет весело. Таким образом, совершенно справедливо должна ограничиваться запрещенная информация. Однако, все мы знаем, как эти запреты могут реализовываться в политических целях.

Вообще, право на свободу слова – явление скользкое. Цензура же может даже не закрепляться законодательно или закрепляться на ограниченный круг тем, но перечень табуированных тем фактически будет шире. СМИ в этом плане очень зависимы – государственные больше, частные меньше. Руководство государственных СМИ понимает, что его могут снять в любой момент, частники понимают, что их могут оштрафовать, отобрать лицензию или вообще посадить (ситуацию с The New Times все помнят). Интересней было у нас в 90е и начале 00х или сейчас на Украине. Когда разные СМИ контролируются экономическим олигархатом и интересно анализировать – какую же повестку отрабатывает тот или иной телеканал или печатное издание и против кого дружат.

Еще более пугает ситуация, когда в стране, где официально политической цензуры нет, стали запрещать какие-то творческие вещи, типа туров певцов, театральных представлений, видеоклипов (про Хаски, ЛСП, и Фэйса все помнят).

Статья 30

  1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.
  2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Вот это крутое право. Про НКО и общественные объединения у меня даже отдельный материал есть.

Дело ведь не просто в объединении, а в какой-то объединенной деятельности. На поле третьего сектора вырастают такие шедевры свободной мысли как Трансперенси Интернешнл, Открытая Россия, разномастные фонды.

Ничего более писать, наверное не буду – посмотрите мой материал по НКО, он исчерпывающий, а если вам нужна помощь в этом вопросе – связывайтесь со мной, контакты все есть.

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности