Дело Сети: торжество справедливости или гибель мира?

Дело Сети: ночь чернеет перед рассветом

Долгий и трудный процесс, которым характеризуется дело Сети (организация признана запрещённой в России), похоже, возможно признать завершённым. По крайней мере, этапы предварительного расследования и суда. Участники признаны виновными и приговорены к реальным срокам лишения свободы – от 6 до 18 лет. Как подсчитали журналисты издания «Коммерсантъ», суммарно – осуждены на 86 лет.

Важным представляется замечание о том, что некоторые из осуждённых заявили о применённых по отношению к ним силовиками пыткам, но Следственный комитет РФ не возбудил в связи с этим уголовные дела.

Позицию председателя Совета по правам человека при Президенте РФ Валерия Фадеева отразил «Коммерсантъ»: мол, СПЧ будет готов рассмотреть заявления осуждённых, их защитников и родственников, если они «обратятся за защитой». Только в этом случае.

Суда свершился приговор…

Дело Сети рассматривал Приволжский окружной военный суд в Пензе, все семеро признаны виновными и в организации террористического сообщества, и в участии в нём. Общее мнение опрошенных «Коммерсантом» правозащитников о приговоре возможно обозначить как «сигнал силовиков фигурантам других политических дел». По-своему показательными видятся реплики члена СПЧ Николая Сванидзе и пресс-секретаря Президента РФ Дмитрия Пескова. Первый отметил, что о применении пыток неоднократно докладывалось главе государства, а второй указал, мол, «президент неоднократно разбирался с этой ситуацией».

Представители ФСБ России и так называемые «засекреченные свидетели», выступавшие в суде, показали, что «активисты, придерживающиеся левых и антифашистских взглядов, намеревались во время президентских выборов и чемпионата мира по футболу в 2018 году с помощью взрывов «раскачать народные массы для дестабилизации политической обстановки» и устроить вооружённый мятеж». Спецслужбы настаивают на том, что ячейки организации существовали в Москве, Петербурге, Пензе и Омске. Под арестом оказались 11 человек. Основанием для возбуждения уголовного дела стали показания Егора Зорина: он был задержан с наркотиками и дал признательные показания. Не вдаваясь в подробности, можно отметить: уголовное преследование в отношении него к настоящему времени прекращено.

Зато называвшиеся следствием и судом создателями и руководителями организации Дмитрий Пчелинцев и Илья Шакурский осуждены, соответственно, на 18 и 16 лет лишения свободы. Андрей Чернов приговорён к 14 годам, Максим Иванкин – к 13 годам, Михаил Кульков – к 10 годам, Василий Куксов – к 9 годам, Арман Сагынбаев – к 6 годам лишения свободы. При этом важно обратить внимание на то, что ни один из осуждённых не признал своей вины в терроризме.

Помимо основного обвинения, некоторым участникам также были вменены и другие составы преступлений: Пчелинцев, Куксов и Шакурский обвинялись в незаконном хранении огнестрельного оружия, Шакурский также был обвинён в незаконном хранении взрывчатых веществ.

По замечанию «Коммерсанта», суд также постановил уничтожить как «средство преступления, не представляющее ценности», книги «Капитал» Карла Маркса, «Невидимый комитет – Грядущее восстание», учебник спецназа ГРУ и другие книги, а вместе с ними – мобильные телефоны и флеш-карты.

Позиции стороны защиты и правозащитников

Адвокат Армана Сагынбаева Тимур Мифтахутдинов отметил не только игнорирование судом в этом деле – “дело Сети” доводов о пытках, но и множество процессуальных нарушений. Причём речь идёт не только о способах получения доказательств вины, но и о появлении «засекреченных свидетелей». По этой причине вполне объяснимо намерение защитников «обжаловать решение суда вплоть до ЕСПЧ».

Вынесение приговоров – в точности, как требовал гособвинитель, – оценил и руководитель главы международной группы «Агора» Павел Чиков. Доводы защиты и подсудимых судом услышаны не были. Ситуация же в целом такова, что «политических дел в России становится меньше в отличие от тренда на жестокость наказаний».

Характерно мнение юриста фонда «Русь сидящая» Анны Клименко. Она полагает, что доказать факты пыток у осуждённых «нет шансов»: громко заявить – это ещё не решение проблемы (как, впрочем, и фиксация следов пыток членами ОНК), возможно говорить о решении было бы тогда, если бы суд выделил эту тему в отдельное производство. Вообще же, как подчеркнула правовед, «выбивание признательных показаний под пытками в России происходит постоянно, особенно при задержании, но до суда доходят единицы дел, потому что признание судом пыток подсудимого рушит стратегию обвинения…»

Возможно, можно, как руководитель комиссии СПЧ по гражданским правам Николай Сванидзе, называть такого рода приговоры «сталинскими», а возможно и подытожить судебный процесс его же фразой: «Боюсь, эта неадекватная жестокость приговоров может быть сигналом фигурантам дела «Нового величия»».

А глава правозащитного движения «За права человека» Лев Пономарёв (его процитировал «Коммерсантъ»), присутствовавший на оглашении приговора в Пензе, обозначил позицию: «ФСБ даёт жестокий сигнал молодым неравнодушным людям». При этом «осуждённые в Пензе виноваты только в мыслепреступлении, но не в действии».

«Коммерсантъ» привёл комментарий к приговорам, оглашённый адвокатом международной группы «Агора» Виталием Черкасовым (он представляет интересы Виктора Филинкова – фигуранта «питерского эпизода» дела «Сети»). Защитник охарактеризовал приговоры как «показательно жестокие» и акцентировал внимание на том, что оба уголовных дела (в Пензе и Санкт-Петербурге) «тесно переплетены и изначально должны были рассматриваться в одном производстве», да и представленные стороной обвинения доказательства – одни и те же. Когда расследование уголовных дел в Пензе и Санкт-Петербурге было завершено (в начале 2019 года), и дела одновременно переданы в суд, тогда «была видна установка: питерское дело должно быть рассмотрено раньше, в первую очередь из-за количества фигурантов. Им вменяется и меньше эпизодов. Однако позднее, в начале июня 2019 года, когда суд предоставил защите возможность представить доказательства, мы обратили внимание суда: тот массив доказательств процессуальных документов, который в нашем деле оказался из Пензы, имеет очевидные признаки фальсификации».

На показательный характер сроков лишения свободы в оглашённом приговоре указал и глава правозащитного проекта «Апология протеста» Алексей Глухов. По его словам, суды в России «никогда не обращают внимания» на сообщения о пытках. И вообще расследование таких сообщений является «системной проблемой».

Отмечая жестокость не только приговоров, но и требований прокуратуры, глава правозащитной организации «За права человека» Лев Пономарёв обозначил: «…Даже если предположить, что следствие проведено без нарушений, осуждённые виноваты только в мыслепреступлении, но не в действии: ни в теракте, ни в его подготовке. Все ожидали смягчения, но всё, что мы увидели сегодня, – непоколебимую твёрдость суда и вызов обществу, провокацию, показную силу – нам говорят: «Вы наши рабы». Всё, что я чувствую сейчас, – это бессилие перед родными осуждённых. Сегодня я просил у них прощения за то, что давал надежду на оправдательные приговоры».

Геннадий Гудков: дело Сети показывает, что режим звереет

Весьма показательным на этом фоне видится пост Геннадия Гудкова на его странице в Facebook (он воспроизведён в виде блога на сайте «Эха Москвы»). Политик отметил, что современный российский режим «долгое время не злоупотреблял жестокостью приговоров в отношении «политических»». Но теперь уже стало ясным и очевидным, что произошли качественные перемены. И при этом подтверждается «главная тенденция путинской эпохи», когда каждый последующий год оказывается хуже предыдущего: «…Похоже, канули в Лету относительно мягкие репрессии, уступив место новым, более людоедским и чудовищным по своей несправедливости расправам над теми, кто критикует власть. Режим, образно говоря, ЗВЕРЕЕТ!..» Начало было положено приговором блогеру Владиславу Синице (5 лет лишения свободы), вынесенному, говоря словами Геннадия Гудкова, «за… ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ». Следующий шаг – вынесение обвинительного приговора («ещё более чудовищного») в Ростове-на-Дону: осуждёнными к 6,5 годам колонии строгого режима оказались участники одиночных пикетов. Однако произошедшее в Пензе «бьёт всякие критерии репрессивного безумия системы». Не только из-за «кучи безымянных и зашифрованных агентов-провокаторов», пыток и жестоких «допросов». Как полагает автор поста в Facebook, «пресловутая «Сеть» была де-факто создана самими ФСБ и Управлением «Э» МВД для повышения своей значимости», а потому «никакой реальной опасности ни для кого не представляла». Это уже не просто «какой-то треш», это «конец не просто законности, но здравого смысла и основных принципов человеческой гуманности».

Провокационные действия со стороны «организаторов-агентов», написание ими Уставов и программы являются, по Геннадию Гудкову, «просто верхом подлости и бесчеловечности». Но худшим же действием оказалось поведение суда в Пензе, который «не сделал ни малейшей попытки судить по закону».

Очень показательны слова политика: «Я уже и не помню, чтобы за реальные УБИЙСТВА в России так надолго сажали закоренелых преступников, а тут ни разу не привлекавшиеся молодые люди, отправленные на почти 2 десятилетия в тюрьму за обычные «кухонный» трёп! Ведь ни подрывных листовок, ни взрывчатки с оружием и планами использовать это где-нибудь, кроме рыбалки, на суде так и не было представлено». При этом «половина «свидетелей» на процессе – «зашифрованные» сотрудники или агенты, половина – сломленные молодые люди, путающиеся в своих показаниях. И ни одного реального ПРИГОТОВЛЕНИЯ к преступлениям! Ни одного преступного деяния! Неужели теперь это называется борьбой с террором? Сами создали, сами разоблачили и сами почиваем на лаврах?! Так террор не побеждают, так воюют только с «врагами народа», они же в 37-м все поголовно «готовили теракты»».

В итоге, Геннадий Гудков предложил три вывода. Первый из них – о переходе режима «к новому качеству политических расправ», более жестоких, бессмысленных и нарочито публичных. Главной целью видится «посеять ужас, подавить волю к любому сопротивлению». Трудно скрываемый сарказм можно уловить в таких словах политика, приведённых в скобках: «кстати, звучит странно, но террористы преследуют именно такие же цели». Что называется, умным объяснять не надо.

Второй вывод – о переходе от «точечных» репрессий к «секторальным» (пока ещё не массовым), затрагивающим определённые социальные группы.

Наконец, третий вывод Геннадия Гудкова: «Уровень властной паранойи будет нарастать и зашкаливать и дальше. Ведь никаких иных способов удержания власти в условиях экономического (а на деле – системного) кризиса и падающих рейтингов у Кремля не остаётся. Поэтому чем хуже будет ситуация в стране, тем злее по науськиванию вождей будут становиться жандармы и прочие сатрапы».

Утешением в таких условиях возможно увидеть кратковременность осуществления подобной политики. Пересказывая классическое выражение, Геннадий Гудков заметил: «когда в тюрьмах образуется большая концентрация политических узников и известных в стране людей – держава рушится».

Крах режима неминуем?

Дело Сети убеждает, что предпринимаемые российским государством действия воспринимаются как некий жест отчаяния. Жест неспособности удержаться «на плаву» иными, чем насильственные, способами и средствами. И в этом лишний раз убеждают слова, произнесённые матерью одного из осуждённых по делу «Сети» Дмитрия Пчелинцева. Она дала интервью медиа-ресурсу «Настоящее Время» и, в частности, сказала, что сегодня «наше государство боится любого, кто объединяется, любого, у кого есть какие-то общие интересы, и в том числе ту группу людей, которая имеет свою точку зрения, открыто об этом говорит. Сегодня государство этих людей боится…»

По сути, напрашивается вывод: режим, сам того не желая, объективно взращивает своих антагонистов. Думающих и, пока что, говорящих. Только говорящих, проговаривающих сегодня о необходимости перемен. Что случится завтра – того мы не знаем: в будущем мы не жили. Но, сдаётся мне, что от «эпохи разговоров» произойдёт переход к «эпохе действий». Какие они будут, эти действия, и когда это случится – вопрос пока открытый. Но – вряд ли риторический…

Понравилась статья? Поддержите Издание:

 

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности