Что нам готовит “единый день голосования”?

Выбирает вся Россия…

До 8 сентября, второго осеннего воскресенья осталось не так уж много времени, и над тем, каких сюрпризов нам стоит ожидать в связи с проведением Единого дня голосования, стоит задуматься уже сейчас. Тем более, что отмашка уже дана – 30 мая стартовали избирательные кампании. Они охватывают в этом году все 85 субъектов РФ. Помимо выборов глав 16 регионов, депутатов законодательных органов власти в 13 субъектов федерации, в этот день должны состояться выборы глав муниципальных образований административных центров и местных представительных органов. Ожидается, что в Хабаровском крае, Новгородской, Свердловской и Орловской областях пройдут дополнительные выборы депутатов Государственной Думы. По оценке Центризбиркома РФ, в общей сложности, на выборах всех уровней будет замещаться порядка 47 тысяч мандатов и выборных должностей.

Такая задача стоит сегодня перед участниками выборного процесса, тем более, что «перед глазами» у них – опыт прошлогодней кампании, уготовившей немало неожиданностей. Хотя поговорка о том, что хороший экспромт загодя подготовлен, никакая заблаговременная подготовка не спасла от политического фиаско того же (теперь уже бывшего) губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта: сколько бы ни бились продвигавшие его представители «Единой России», жители 27-го региона отдали предпочтение посланцу ЛДПР Сергею Фургалу. В соседнем, Приморском, крае борьба развернулась ещё круче. Несмотря на состоявшуюся накануне встречу с Президентом России и полученную от него моральную поддержку, кандидат от «партии власти» (он же – на тот момент врио губернатора региона) Андрей Тарасенко вначале уступил оппоненту – Андрею Ищенко, представлявшему КПРФ. Но к такому повороту в ЦИК готовы не были, потому и предложили «нулевой» вариант. А конечным итогом стали назначенные на декабрь 2018 года выборы, на которых была признана победа Олега Кожемяко (судя по всему, не столько потому, что его кандидатура оказалась удобной для Кремля, сколько потому, что он мог быть воспринят жителями Приморья как свой, земляк). По-своему интересной борьба за губернаторское кресло разворачивалась и в Хакасии, но финал «схватки» во Владимирской области, где пост главы региона после выборов оставила казавшаяся непобедимой Светлана Орлова, побудил о многом задуматься.

Очевидно, жителям территорий, не блещущих социально-экономическим благополучием, оказалось проще и понятнее соотнести своё бедственное положение с официальным курсом государства, олицетворяемого (и не напрасно) с его представителем, каковым является губернатор. Да тут ещё «жару поддала» пресловутая «пенсионная реформа», которая побудила избирателей пристальнее приглядеться к «партии власти» и к её людям на местах. Словом, картина получилась ещё та…

Дефиле по минному полю

Красиво себя показать, преподнести будущему избирателю – кому же из политиков не хочется, тем более, если бороться за достаточно высокие посты со всеми их «бонусами»?! Только вот как удержаться от раздачи красивых, но заведомо не выполнимых (или почти не выполнимых) обещаний?.. Этот вопрос сегодня уже просматривается соискателями. А потому некоторые возможные «горячие» точки на выборной карте России 2019 года просматриваются аналитиками уже сегодня.

Одной из них, как уже ранее отмечалось, видится город федерального значения Севастополь. Уж очень неординарной фигурой (хотя и не позитивной, судя по сопровождающим его конфликтам) видится сегодняшний его губернатор Дмитрий Овсянников.

Судорожные попытки найти альтернативу (или, если хотите, замену) руководителю важного во многих смыслах региона, предпринимаемые представителями «партии власти», видятся весьма показательными. Хотя… и стремлением сделать хорошую мину при плохой игре. Изображать грациозность на поле, усеянном другими минами (совсем не гримасами!) чревато не просто провалом некоего шоу перед публикой, а куда более печальными последствиями.

Под брендом «белого медведя»

Несмотря на предполагаемую остроту предвыборной борьбы и несколько поколебленную незыблемость позиций, в «Единой России», как можно понять, всё же считают авторитет и силу партии достаточно весомыми. Достаточными для того, чтобы под её тёмно-синими флагами с белыми медведями, увенчанными российскими триколорами, вести борьбу за избирателя. По крайней мере, в начале текущего года воспринималось так: основная часть кандидатов в губернаторы будет выдвигаться именно от партии, а самовыдвиженцы рассматриваются как исключение (к числу последних, вероятно, возможно было отнести сегодняшних и.о. губернаторов – Александра Беглова в Санкт-Петербурге и Валерия Лимаренко в Сахалинской области). Хотя, на наш взгляд, самовыдвиженчество сегодня может сыграть роль «запасного пути» для «единороссов», поскольку позволяет в некоторой степени дезориентировать избирателей (в какой-то степени, как можно предположить, это удалось в Приморском крае, но – надолго ли?).

Важно учитывать и такое обстоятельство, что все (или почти все) губернаторы или и.о. губернатора воспринимаются в народе как «люди Кремля». Соответственно, с ними соотносят ту политику, которую руководство России проводит. И это не может не влиять на умонастроения жителей страны.

Когда уже ясно, что, несмотря на какие-то отдельные моменты, «пенсионная реформа» стала свершившимся фактом, когда состоялось-так и повышение НДС до 20% (а вслед за ним – и повышение цен на продукты и т.д.), а повышение стоимости моторного топлива – не за горами, – таким ожидается «фон» предстоящих осенью т.г. выборов.

Чтобы хоть как-то скорректировать «эффект чёрных очков» (негативного восприятия россиянами происходящих в стране событий, явлений и процессов), федеральные власти сравнивают его с «общественной депрессией». Хотя некоторые аналитики и предполагают, что пик недовольства остался уже в прошлом, но стабилизация рейтингов не расценивается ими как повод для самоуспокоения. При том, что реальные располагаемые доходы россиян с 2013 года упали на 8,3%, более 80% российских семей испытывают трудности с приобретением необходимого минимума товаров, а декларируемая с высоких трибун «стабильность» оказывается более всего характерной для снижения покупательской способности жителей России, – столь желанный для «партии власти» образ современного «нашего рулевого» оказывается несколько пошатнувшимся и поблёкшим.

Время несостоявшихся (или предстоящих?) перемен

Впрочем, прошедшие со дня прошлогоднего Единого дня голосования месяцы привели к не столь утешительным выводам по поводу пришедших кое-где к руководству территориями представителей «оппозиции» (насколько возможно воспринимать остальные парламентские партии политическими оппонентами «Единой России» – тот ещё вопрос). Отдавая голоса «не за «ЕР»», избиратели далеко не всегда стремились подчеркнуть своё неприятие этой политической силы или же приверженность к другим. Нередко такой «голос против» воспринимался лишь как некое предупреждение или побуждение власти к тому, чтобы она «одумалась». Едва ли как нечто большее.

Если это действительно так, то власть опять может оказаться «на коне», запустив потоки позитивной информации и с их помощью вновь преподнести себя как «белую и пушистую». Ведь для того чтобы перебить негативные социально-экономические эмоции и сократить разрыв ожиданий населения страны и реальных возможностей, нужно осуществить реальный запуск национальных проектов и осуществить их масштабное финансирование. Но случится ли это?

Если «ресурса» у власти окажется вполне достаточно (тем более, если его хватит и для проведения на ожидаемом той же властью уровне президентских выборов 2024 года), то период «стабильности» может оказаться продлён, по крайней мере, ещё лет на пять. Другое дело, если «что-то пойдёт не так» (будут вводиться новые налоги, последствием чего станет снижение доходов или увеличение затрат для населения), – тут появится повод для переживаний или более серьёзных тревог.

Однако наличие (или отсутствие) ресурсов у власти для осуществления запрашиваемых обществом перемен ещё не гарантирует успешности проведения тех или иных преобразований. Важно, чтобы возглавляющие эти преобразования люди прониклись необходимостью таких действий. Речь о том шла в докладе «Единый день голосования-2019: Стартовые условия, сценарии и прогнозы», подготовленном Фондом развития гражданского общества». Этот доклад был презентован в ходе «круглого стола», состоявшегося 17 апреля т.г. По словам главы Фонда, Константина Костина, соискателям губернаторских кресел в предстоящий предвыборный период желательно «показать свою включённость, понимание проблем, показать, что ты работаешь лучше, чем твой предшественник». Более того, необходимым становится сокращение дистанции между гражданами и высшими должностными лицами.

Между молотом и наковальней

Мысль о «сокращении дистанции» вообще видится актуальной, когда мы говорим о положении, о статусе, если угодно, какой-либо власти (за исключением, разве что, самых высших её эшелонов). О той зависимости и о той независимости – и от только что названных высших эшелонов власти, и от избирателей, которые – в силу республиканской формы правления – избирают и депутатов разных уровней, и глав исполнительной власти в стране. Как совместить трудносовместимые функции «слуги народа» и «государева наместника»?

Если слишком рьяно отстаивать интересы населения территории, делегировавшего властные полномочия, то можно оказаться в «опале» у центральной власти и оказаться – далеко не в лучшем случае – едва ли не сепаратистом, поскольку интересы «центра» и «провинции» по целому ряду вопросов, мягко скажем, не совпадают. А если предпочесть иную миссию, то (по тем же причинам) легко потерять доверие избирателей. Впрочем, последнее обстоятельство депутатов (может, и не всех, конечно) довольно мало волнует, особенно, если за их плечами стоит некая «партия», выдвиженцами которой они являются.

Отдельно стоит сказать о такой системе предварительного отбора (очевидно, «благонадёжных») будущих кандидатов, которая получила название «муниципального фильтра». Смысл этого «сита» заключается в том, что далеко не всякий желающий может стать «кандидатом в…», а лишь тот, кто сможет заручиться поддержкой действующих, ранее избранных, лиц. Насколько всё серьёзно, можно понять по тому, что оглашённое в феврале 2019 года решение ЦИК РФ об «обкатываемых» в текущем году новшествах о смягчении муниципального фильтра, возможности дистанционного голосования, распространении практики общественного наблюдения на региональные выборы, а также о возможном переносе Единого дня голосования побудило директора Фонда исследования проблем демократии Максима Григорьева провести пресс-конференцию (она состоялась в феврале т.г.) и назвать снижение муниципального фильтра до 5% главным изменением в избирательном цикле этого года, «большим плюсом для непарламентских партий».

Об актуальности запроса на такие изменения можно судить, хотя бы, по тому, что в 2018 году 5-процентный «муниципальный фильтр» был всего в пяти регионах России – Красноярском крае, Новосибирской, Омской, Ивановской и Воронежской областях. Но объективности ради нужно заметить, что мнения участников упомянутой пресс-конференции разделились: если одни придерживались точки зрения о «переменах к лучшему», позволяющих «вести более острую конкуренцию на муниципальных выборах», то другие настаивали на определённом уровне «фильтра», поскольку снижение его до слишком низкого предела, в 1-3%, рискует превратить выборы в «карнавал для кандидатов».

«Вот, новый поворот…»

Тема запроса на перемены нашла отражение и в аналитическом докладе «Выборы в регионах России в 2019 году и влияние фактора «левого запроса» на электоральные предпочтения граждан» (его авторами являются политологи – президент Центра развития региональной политики Илья Гращенков и директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко), который был опубликован в феврале т.г.

По мысли исследователей, сегодня наблюдается смена приоритетов – «социального запроса вместо общепатриотического», что было порождено «ухудшением социально-экономической ситуации в стране и завершением политической эпохи «крымского консенсуса»». Падение доверия населения к власти, вызванное «пенсионной реформой», имело результатом «быстрый переход социального протеста в политический».

В некотором смысле уместно говорить о падении рейтинга президента Владимира Путина: за максимумом электоральной поддержки последовал «закономерный отскок назад». Но, по наблюдению Ильи Гращенкова и Олега Бондаренко, при всей схожести процесса с наблюдаемым в 2010 – 2011 годах (тогда «начала бурлить недовольная городская интеллигенция и средний класс»), в настоящее время происходят качественные изменения. А именно: «…эти протестные настроения начинают носить более глубинный характер». И страна оказалась «накануне новой перестройки партийно-политической модели».

Никакие обновления, предпринимаемые «Единой Россией», по мысли исследователей, не добавляют доверия режиму, а «отсутствие практики политической конкуренции приводит к деградации политической системы». Выход – один, и состоит он в потребности «кристализации-поляризации политических предпочтений», ставшей уже «общеевропейским трендом». И наиболее перспективным для России, как полагают авторы упомянутого выше доклада, является «левый фланг».

Сложность предстоящего (вернее, проходящего ныне) электорального цикла для «партии власти» во многом обусловлена падением доверия населения к Правительству РФ и ростом запроса на социальную справедливость (так называемым «левым поворотом»). Несколько повторяясь, можно отметить резкое падение рейтинга «Единой России», побудившее к отказу (в ряде случаев, пока ещё не системы!) от партийного бренда и к самовыдвиженчеству. Третьим фактором исследователи называют «объединение оппозиции в борьбе с административным ресурсом». (От себя заметим, что последнее из названных обстоятельств возможно, скорее, отнести к пожеланиям или даже мечтаниям, нежели к реальному положению дел).

Трудно не согласиться с предположением о том, что в политическую борьбу в регионах включатся местные «элиты» и что они не будут использовать тему противоречий между интересами территорий «провинций» и «федерального центра». Поддержку этих «элит» может получить практически любой, кто выступает оппонентом по отношению к ныне действующему губернатору. Такие перспективы могут стать реальностью, как полагают Илья Гращенков и Олег Бондаренко, в Сахалинской области, Хабаровском крае, Республике Марий Эл, а также Мурманской и Челябинской областях.

Для Астраханской области, Забайкальского края, Вологодской и Оренбургской областей, Ставропольского края, Курской и Курганской областей характерна другая ситуация: там «наблюдается серьёзный дефицит коммуникации власти с населением, отсутствие внятной федеральной и региональной повестки, что особенно опасно при резком росте протестных настроений и запроса на социальную справедливость. Резкое ухудшение экономической ситуации, сокращение уровня жизни граждан и неспособность выдвижения собственных идей развития, могут привести к серьёзному усилению партий «левого сектора»…».

Однако, если руководители территорий умело используют запрос на социальную справедливость для стабилизации ситуации в регионе, то падение доверия к «Единой России» и государству не оказывает серьёзного воздействия на их линию поведения. По мысли руководителей Центра развития региональной политики и Фонда прогрессивной политики, так выстраивают свою деятельность главы Башкортостана, Новосибирской и Иркутской областей.

Возможно ли вырваться из паутины проблем?

Обобщая сказанное, можно подвести некоторые итоги. И, в частности, согласиться с предположением исследователей-политологов о том, что более чем 2/3 избирательных кампаний нынешнего года могут оказаться проблемными для «федерального центра» – вообще – и для партии «Единая Россия» – в частности. Не спасти, а ещё более усугубить тяжесть ситуации может самовыдвиженчество, поскольку происходит «деперсонализация ответственности» власти перед рядовыми гражданами: избиратели оказываются в растерянности, пытаясь найти тех, кто ответственен за творящийся в регионе, да и в стране хаос и даже беспредел. Начинаясь с социально-экономических требований, «левый поворот» приводит к постановке политических условий, а по сути – к постановке задач о кардинальном переустройстве экономики, а затем и политической системы страны.

На фоне недавних событий, произошедших в День России, трудно говорить о каких-то эпохальных и глобальных переменах. Но то, что механизм, приближающий к ним, запущен, – в том можно быть достаточно уверенными.

Георгий Кулаков

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности