Анатолий Венгеров

Историческая справка

Анатолий Борисович Венгеров (Анатолий Венгеров) родился 10 февраля 1928 г. в г.Кременчуге Полтавской области Украинской ССР. В 1949 г. окончил МЮИ. Работал в следственных органах, органах прокуратуры, адвокатуре, занимался преподавательской и научной деятельностью.

В начале ноября 1993 г. избран председателем Третейского информационного суда, созданного 29 октября 1993 г. указом Президента РФ накануне выборов в Госдуму и Совет Федерации. С 31 декабря 1993 г. председатель постоянно действующей Судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ. В начале февраля 1995 г. Венгеров был кандидатом в члены Конституционного суда РФ. Автор более 200 научных трудов.

Председатель судебной палаты по информационным спорам при Президенте РФ. Заведующий кафедрой теории государства и права МГЮА.

Умер в 1998 году.

Анатолий Венгеров и его работы

Автор учебника “Теория государства и права”. Данный учебник есть результат работы по обновлению рабочего материла для студентов-юристов высших учебных заведений. Не затронуты темы, которые годами нарабатывались теоретиками-правоведами, при том отжившие догматы и методы прошлого автором исключены. Вопросы теории государства и права освещены в достаточной мере. В книге есть новые темы, связанные с процессами развития современного российского общества, детально характеризуется гражданское общество в неотрывное связи его о и государством.

Автор учебника представляет новый учебник и обосновывает изменения, которые пришлось ввести в связи с новыми задачами.

Подчеркивается необходимость обновления знаний теории государства и права.

В 1983 году была написана статья «Законодательство и этнические процессы в советском обществе (Методологический аспект)», в которой автор изложил свою точку зрения на состояние теоретических работ в области законодательства и этнических групп, высказывая большую озабоченность по поводу отсутствия совместных разработок правоведов и этнографов.

Статья представляет собой подробный разбор процессов политогенеза с точки зрения марксистко-ленинской философии и отмечается стимулирующая роль военных действии, но только в тех этносах, где достигнут пороговый уровень эксплуататорских отношений. В 80-е годы еще существовали разногласия, диктуемые разными политическими системами: социалистической и капиталистической. Однако, если говорить о точках соприкосновения то термин “право” наиболее точно отражает состояние законодательной системы в первобытных обществах.

Ученый считал, что «применительно к некоторым элементам этнических процессов следовало бы подумать о законодательных решениях, которые могли бы способствовать дальнейшему сближению народов СССР, укреплению дружбы и братства представителей разных национальностей. Так, некоренные национальности в республиках, как известно, имеют свои специфические запросы в области языка и культуры, возможно, требующие продуманных законодательных решений. Сюда может относиться, например, законодательное закрепление сложившейся положительной практики информационного обслуживания некоренных национальностей в союзных и автономных республиках. Применение законодательных мер возможно и в связи с необходимостью обеспечить должное представительство некоренных национальностей в органах власти и управления союзных и автономных республик и в некоторых других случаях».

В Советском Союзе большое внимание уделялось правовому воспитанию и правовой пропаганде. Нужно учитывать этническое состояние адресатов правовых норм. С точки зрения современности следует отметить, что правой ликбез населения так иди иначе нивелирует все этнические различия живущих в государстве субъектов права. Этот вопрос не затрагивается и тем более не изучается ни правоведами, ни этнографами. Насколько это плохо или хорошо для развития государств – соблюдение общинных обычаев – вопрос тоже остается открытым. Венгеров свой взгляд проблему развития законодательства и этнографии в одной связке рассмотрел, описал и предложил пути решения, актуальные для того времени:

«Между тем учет этнической психологии адресатов правовых норм, как правило, упускается в этой работе из виду. Но одно дело правовое воспитание людей, испытывающих на себе влияние остаточных этнокультурно-правовых воздействий (например, в Средней Азии и Казахстане), а совсем другое — воспитание тех, кто испытывает влияние иных традиционных правовых систем. Очевидно, что эти различия надо выявлять и учитывать в конкретной работе по правовому воспитанию и пропаганде, и это — одна из важнейших областей возможного сотрудничества этнографии и государственно-правовых наук».

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности