Как долго в России будут «мусолить» смерть школьницы в Саратове?

Как долго в России будут «мусолить» смерть школьницы в Саратове?

Саратовское убийство девятилетней девочки дало очередной повод пообсуждать возвращение смертной казни в России, которая была отменена больше 20-ти лет назад. Для власти эта история явилась хорошим громоотводом, она выступила своеобразной костью для голодной сторожевой собаки, брошенная повадившимся таскать яблоки из сада воришкой. Похожая история произошла год назад, когда после ликующих криков футБольной толпы, была введена злополучная пенсионная реформа. Разница состоит лишь в том, что ту кость было по приятнее жевать, и слюни у толпы, как у старого бульдога, капали от удовольствия, а не от ненависти и злобы.

Если же говорить по существу, обсуждать этот нелепо и бессмысленно. Власть никогда не пойдет на принятие этой нормы регулирования общественных отношений. Циничная формулировка? Ничуть. Для России это вполне привычной метод решения всевозможных проблем. Еще небезызвестный уроженец Грузии, усы которого превосходили даже ворсистость главного секретаря нынешнего президента, говорил: “Нет человека, нет проблемы”. Хотя нет, он этого не говорил, но совершенно точно так действовал. Эта фраза из романа “Дети арбата” Анатолия Рыбакова, написанного через 30 лет после смерти несостоявшегося автора изречения, но, как и практическая составляющая смертной казни, это никому не интересно, ведь свой ярлык каждый уже повесил.

В случае принятия, это действие станет, прежде всего, хорошим зрелищем, и только потом способом установления общественной справедливости, и небольшой отдушиной для убитых горем близких родственников и друзей. Производилось бы такое показательное правосудие не очень часто, раз в 3-4 года, и давно пойманные убийцы и насильники ждали бы момента, когда власти нужно переключить внимание с глобальной общественной проблемой. Они зрели и гнили бы в сырых и холодных тюрьмах как шведская селедка в жестяной банке, постепенно превращаясь в популярный нынче деликатес-сюрстрёмминг, а общественность, с не скрываемым удовольствием бы это съедала, смачно причмокивая губами. Скорее всего, многие из заключенных просто умирали бы от условий пребывания, и народ никогда не узнал бы о новых мясниках 21 века. Со временем и такое необычное мероприятие стало бы обыденностью, и не собирало столько внимания.

Постепенно уровень заинтересованности опустился бы также, как падает прямая вовлеченности аудитории от матча Россия-Хорватия, к финалу зимней универсиады в Красноярске. Ну и наконец, осознав каким серьезным оружием является Уголовный Кодекс, и желая перенять опыт борьбы с коррупцией у Китая, где по неофициальным данным число казненных превышает 15000 человек, добрая половина которых чиновники, в воздухе бы начал витать вопрос о применении высшей меры наказания как за крупные хищения государственных средств, так и за другие подобные преступления. На принятие такого шага власть, конечно, не пойдет, но чем это закончится? Сейчас ничем, но что будет в России через 10-15 лет? Будут ли петиции в интернете, и миллион дизлайков на клипе Тимати единственным средством выражения недовольства? – большой вопрос.

Понравилась статья? Поддержите нас:

Или расскажите в социальных сетях:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности