Куда идешь, Россия? К чему ведут протесты?

Куда идешь, Россия? К чему ведут протесты?

Вопрос о том, к чему ведёт развитие страны на современном этапе, в последнее время приковывает всё большее внимание. Противостояние, возникшее в связи с сооружением полигона для складирования бытовых отходов на Шиесе и дошедшее, если верить информации в интернете, чуть ли не до «партизанских» действий по сожжению мостов, чуть поутихшее – в связи со строительством завода по производству бутилированной воды на Байкале, время от времени случающееся по поводу не прекращающегося потока отправляемой на экспорт из сибирско-дальневосточных регионов древесины в Китай, – всё это лишь некоторые эпизоды общей ситуации. А в целом она всё больше и всё чаще приводит к мысли: что, собственно говоря, ждёт нашу страну и населяющих её людей при сохранении сегодняшних тенденций развития?

Недавнее обсуждение в социальных сетях вопроса о недоплаченной заработной плате строителям «крымского» моста, которым (не вопросом, а строительным сооружением, разумеется) так хвалится нынешнее руководство России, всколыхнуло память о подобных же явлениях, имевших место несколько ранее – на других «великих стройках» современности типа космодрома «Восточный» и объектов Олимпиады-2014 в Сочи. Тогда эта проблема тоже была, но уже как-то позабылась в потоке новостей.

Созидание того же космодрома куда более как памятно по другим событиям, а именно – по коррупционным скандалам, связанным в том числе и с фигурами регионального масштаба (одной из таковых стал экс-спикер Законодательного Собрания Хабаровского края) и с деятелями федеральных структур («засветились» представители «Спецстроя России»).

Эти и подобные инциденты так или иначе наводят на мысль о том, какую сверхзадачу ставит перед собой и решает современное нам государство. Да и чему и кому оно служит, и что, собственно говоря, вытекает из такого «служения».

Практика реализации уже воплощённых в жизнь и осуществляемых ныне крупномасштабных (в том числе – по объёмам затрат) проектов, а также нормотворчество в виде принятия законов и других правовых актов о поддержке и защите подпавшего под санкции крупного бизнеса, об организации платёжных систем (тот же «Платон») показывает истинные лица тех «своих», которых «Россия не бросает». Вернее, не страна – то государство, которое в России имеет место быть. А уж пресловутая «пенсионная реформа» так и вовсе расставила все точки над «i». В общем ряду событий своё достойное место (очень характерный показатель) заняли и прошедшие минувшей осенью выборы глав субъектов РФ: они продемонстрировали, что интересы регионов (не только «элит», но и населения территорий) далеко не всегда совпадают с интересами «федерального центра», а по целому ряду вопросов позиции оказываются различными до противоположности.

Если собрать «пазл» даже изо всех перечисленных выше факторов, может сложиться достаточно ясная (по крайней мере, в общих чертах) картина. Суть её состоит в том, что имеется противоречие между интересами «государства» и интересами населяющих страну людей. В том, что жители России начинают это понимать, т.е. начинает изменяться САМОсознание. Конечно, процесс этот весьма далёк от завершения, но то, что начало положено (и, естественно, не вчера), – это достаточно очевидно.

Недавние же события, связанные с полигоном в Шиесе, о которых упоминалось в самом начале публикации, показывают и другое. Созданный местными жителями «Комитет защиты Вычегды» – это первый или один из первых – «росток» САМОорганизации населения. Поняв, что ни на кого из «властвующих» особо надежду возлагать не стоит, жители территории (можно понять и так) решили на практике воплотить конституционное положение о том, что народ является «единственным источником власти». Хотя, как показали дальнейшие события, реализовать эту возможность непосредственно – провести референдум – не позволил Верховный суд РФ.

Нисколько не одобряя (нарушение закона представляется достаточно очевидным, а потому не может вызвать одобрения) «партизанские», почти что «диверсионные», действия по уничтожению деревянных мостов, по которым к месту стройки в том же Шиесе доставляли топливо для техники и т.п., возможно, тем не менее, охарактеризовать эти действия как попытку САМОдеятельности. В чём-то сходной (хотя и без восторгов по этому поводу) была и практика «приморских партизан», которые, как понимали и как могли, боролись с покровительством со стороны правоохранительных органов по отношению к наркобизнесу на Дальнем Востоке.

Сегодня, возможно, и не видна чёткая перспектива, но происходящие местами и временами события наводят на вполне определённую мысль. Чем большее распространение (да и возникновение по тому или иному поводу) получат такие формы самоорганизации населения, как упомянутый ранее «Комитет защиты Вычегды», чем большее понимание приобретёт мысль о том, что народ и есть власть и имеет полное право решать вопросы своей жизнедеятельности, – тем очевиднее станет ненадобность власти, обслуживающей «самых-самых». Дойдёт ли дело до того момента, когда противоречие между интересами основной части народа и интересами эксплуатирующего народ меньшинства выльется в какое-либо открытое противостояние и даже противоборство, – пока неясно. Не столь очевидной представляется и повторение, хотя и с поправками на иные исторические условия, такого феномена, как двоевластие. В России подобный опыт был в 1917 году, когда сосуществовали органы власти, подконтрольные Временному правительству, и Советы.

Сумеет ли наша страна дать пример воплощения такого известного лозунга былых времён, как «Salus populi suprema lex» («Благо народа – высший закон»), – этот вопрос не снимается с повестки дня. Как, впрочем, и тот, который касается путей возможного перехода к реализации на практике данного изречения. Вполне возможно (хотя механизм не вполне сегодня ясен), что для этого окажется нужным переход ко всеобщему САМОуправлению на всех уровнях – и территориальных, и, так сказать, «производственных».

Такая перспектива видится вполне реалистичной на фоне проблемы взаимоотношений между «федеральным центром» и регионами: зависимость последних, особенно – дотационных, от «воли Москвы», может, и не приблизилась пока к состоянию отношений «колоний» к «метрополии», но попытки «центра» навязать жителям регионов «своих» кандидатов в губернаторы уже не проходят бесследно. Это было понятно и неполный год назад, с таким явлением, возможно, с новой силой придётся столкнуться и в начале предстоящей осени. И дело тут не только в умонастроениях местных элит. Чем больше будет стремление «Москвы» поставить во главе территории своих ставленников, тем более – более или менее ассоциируемых с партией «Единая Россия», тем выше может оказаться градус страстей. И тем выше вероятность того, что проявившийся в первый период существования постсоветской России «парад суверенитетов» сможет вновь заявить о себе. Угроза территориальной целостности страны как федерации в таких условиях вновь может напомнить о себе, как небезызвестная Тень Отца Гамлета.

Как в таких условиях поведёт себя, даже как может повести себя российская власть? Одним из вариантов (теоретически допустимых, по крайней мере) видится некая «революция сверху», подобие которой представляла собой ещё не забытая многими из нас «перестройка». Но способен ли сегодняшний режим к такого рода преобразованиям? В этом есть большие, даже очень большие, сомнения. Наращивание сил «внутренней армии» (не только «Росгвардии», но и всего правоохранительно-силового блока), накачка её «мускулов» как раз о том и говорит. Так же, как и практика действий и этих самых «внутренних» ведомств, и сложившаяся уже правоприменительная (судебная – в том числе) практика, что вполне исчерпывающе описывается выражением: «На войне все средства хороши».

При таком положении дел возникает и такой вопрос: до каких пределов окажется возможным для народа следовать принципу «толстовства», т.е. подставлять правую щёку после получения удара по левой. При той (порой, думается, едва ли не самоубийственной) толерантности по отношению к жёстким действиям властей, которая выработалась (не у всех, стоит заметить!) у российского населения, «точку кипения» предугадать сложно. Как, впрочем, и повод для того, чтобы изменить своё отношение к происходящему, да и формы выражения этого нового отношения.

Если государство в очередной уже раз (в лице каких-либо структур или отдельных представителей) выразит своё пренебрежение к воле народа (даже – населения какой-то «малозначительной» территории), то едва ли кто сегодня назовёт или, хотя бы, предугадает возможные последствия. При том, что разного рода шествия, собрания, митинги и пикетирования далеко не всегда достигают цели (что вполне предсказуемо, поскольку являются способами лишь обозначить позицию, т.е. несогласие с «официальным» подходом и «властной» точкой зрения), вполне логично допустить переход к каким-то иным формам действий. Будут ли такие действия законные или даже мирные – вопрос открытый, как и то, как, когда, кем и по какому конкретному поводу такие действия могут оказаться предпринятыми. Одно дело, когда несогласие породит забастовку, стачку (согласитесь, такая форма противодействия, в принципе, существует, хотя и порядком позабыта), а другое, когда протест может вылиться в нечто иное.

Что-то будет, когда наступит завтра…

Георгий Кулаков

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности