Взрыв в Магнитогорске: год после трагедии

31-е декабря – это не только ёлка и оливье

Предновогодние хлопоты далеко не всегда и не везде оказываются праздничными. По крайней мере, в одном городе России (а это Магнитогорск, что находится на Южном Урале, в Челябинской области) завершающий день года воспринимается не только и не столько как украшенный гирляндами и мишурой, а как имеющий совсем иное (именно – траурное) убранство. Связано это с событием, произошедшим неполный год назад. Рано утром 31 декабря 2018 года взрыв в доме №164 по проспекту Карла Маркса унёс жизни 39 человек (взрыв в Магнитогорске). Подъезды №№7 и 8 десятиэтажки, вернее, то, что от них осталось, превратились в братскую могилу.

В материале, опубликованном в конце октября т.г. интернет-ресурсом «Яндекс.Дзен», говорится о том, что «причины взрыва официально до сих пор не озвучены, основная версия «взрыв бытового газа», но ни виновных, ни источника утечки, следственный комитет так и не сообщает». И такое безмолвие, как показывают дальнейшие события и их интерпретация в медиа-пространстве, сохраняется по сей день.

Уголовное дело в связи со взрывом было возбуждено, и его приняло к производству Главное управление по расследованию особо важных дел СК РФ. Помимо сформированной по такому случаю группы, насчитывавшей свыше сотни следователей и криминалистов, «ещё отдельно работала ФСБ России». Но ожидаемого от профессионалов результата даже спустя практически год до настоящего времени так и не видно. Ну, не говорят о нём. Никак и ничего.

Взрыв газа ли..?

Сомнения в достоверности информации, преподносимой официальными лицами по поводу этого ЧП, сопровождают расследование чуть ли не с первых минут. Да, сам факт взрыва никто не отрицает (событие, согласитесь, громкое – во всех смыслах), но подоплёка его, преподносимая правоохранителями, вызывает весьма серьёзные сомнения. Уж как-то мало верится в возможность «простого», хотя и мощного, хлопка газо-воздушной смеси. Подобных инцидентов (если именно придерживаться «газовой» версии) в России происходит множество; порой случается, что при этом гибнут люди. Но насколько такая версия выглядит реалистичной в магнитогорском случае? Поэтому и приведена в материале «Яндекс. Дзен» весьма красноречивая фраза: «После взрыва действия спецслужб оставляют множество вопросов, на которые они не дают ответа».

Что за действия? Речь идёт о взрыве микроавтобуса «ГАЗель» на перекрёстке проспекта Карла Маркса и улицы Правды. О нём многие СМИ сообщили вечерней порой 1 января 2019 года, оценив его как ликвидацию (якобы она произошла при задержании) террористов, предположительно устроивших накануне взрыв того самого дома и планировавших проведение ещё ряда акций в Челябинске в новогодние «каникулы». Имена Махмуда Джумаева, Алишера Каимова и Альмира Абитова облетели многие медиа-ресурсы. Но официального подтверждения информация о террористах озвучена не была: вместо неё говорилось об «обычном взрыве газового баллона в машине», имена погибших не назывались, а информация по этому поводу оказалась, как говорится, «под замком». В то же время витала в воздухе информация о том, что с родственниками и родными упомянутых ранее лиц общались сотрудники ФСБ, что, кроме допросов, проводились и обыски в квартире подозреваемых. По-своему показательным может быть то, что официально никто не подтвердил гибель Джумаева, Каимова и Абитова, но живыми их никто после того времени так и не видел.

«Выйти» на этих лиц позволил случай: среди мусора местный дворник возле торгового центра «Континент» обнаружил бутылку с неизвестным веществом, к которой были прикреплены провода и мобильный телефон. Дворник вызвал полицию, но тут (как раз «вовремя»!) подвернулся местный выпивоха, который «разминировал» предполагаемую бомбу – просто выдернул телефон и был таков. По обнародованным «Новой газетой» сведениям, примерно пятилитровая ёмкость была начинена гайками и каким-то порошком, внутри имелись четыре запала и провода. Вполне себе «приличное» СВУ (самодельное взрывное устройство). Телефон-то и позволил «вычислить» потенциальных террористов.

Что можно по этому поводу заметить? Вероятность того, что мы имеем дело с теркатом, весьма велика. Уж слишком характерные для этого события «спрессовались» в коротком промежутке времени. Зачем было устраивать злодейство трём жителям Магнитогорска? Остаётся лишь строить предположения. Ибо уповать на то, что госструктуры «разоткровенничаются» по поводу теракта, как-то не приходится. Скорее всего, так. На «тайну следствия» в подобных случаях очень удобно списывать. Но списать удаётся далеко не всё.

Взрыв в Магнитогорске: пять месяцев спустя

В какой-то степени понять происходившее помогает опубликованный в последний майский день 2019 года материал «Новой газеты». Издание, комментируя ЧП, не удержалось от того, чтобы обойти молчанием показательную реплику Председателя Следственного комитета РФ: Александр Бастрыкин выступал на оперативном совещании в администрации Магнитогорска и высказался о неудовлетворительном состоянии газового оборудования в стране, «проехался» по службам, уполномоченным проводить проверки, но относящимся к таким обязанностям спустя рукава.

Взрыв дома, а затем и уничтожение людей в маршрутке превратили жизнь в городе в кошмар, длившийся несколько суток. По замечанию «Новой газеты», пока в одной части Магнитогорска хоронили людей, в другой же части города «силовики оцепляли целые кварталы, ходили по квартирам, спиливали двери и искали кого-то, не объясняя при этом – кого».

Многочасовое общение губернатора Челябинской области с жителями, поручение Президента РФ Владимира Путина о расселении пострадавшего от взрыва дома, выделение правительством страны полумиллиарда рублей для проведения такого мероприятия, сбор пожертвований, принёсший ещё 61 млн рублей для оказания помощи пострадавшим, гуманитарная помощь, участие сотен волонтёров – всё это сыграло, безусловно, свою роль. По крайней мере, на начальном этапе. Но, видимо, – лишь тогда. Через четыре с половиной месяца после трагедии ситуация изменилась: жители разрушенного дома по проспекту Карла Маркса начали жаловаться на то, что в переселении им отказывают, а весьма неприятным (даже, наверное, циничным) «сюрпризом» стало выставление им счетов за капитальный ремонт. Менее полугода ушло на то, чтобы официальные инстанции постарались «забыть» о произошедшем, как о кошмарном сне. И всё это время, пять долгих месяцев молчание хранило и следствие.

Теми, кого власти отказывались расселять, оказались, в частности, ипотечники. Некоторым из них в банке предложили заменить ипотеку обычным потребительским кредитом, хотя – куда более затратным по условиям выплат. К тому же, предлагаемая властями сумма компенсации за утраченное жильё зачастую ни в коей мере не могла погасить его стоимость. Получение же компенсации означает, что полученная в рамках ипотеки квартира (та самая, что разрушена в результате взрыва) выбывает из собственности получателя ипотеки. Переходит в собственность администрации.

В самом органе местного самоуправления, как видно по материалу «Новой газеты», вынуждены возникшие вопросы решать, но выход найти удавалось (по состоянию на май 2019 года) подчас с трудом. Ведь пострадавший дом находится в центральной части Магнитогорска, и переселить всех нуждающихся в сходные с утраченными условия жизни довольно проблематично.

Выделенные государством средства использовались именно на приобретение нового, взамен утраченного, жилья. Из тех средств, что собраны в качестве пожертвований, оплачено погребение погибших и арендная плата тем, кто уже не жил в пострадавшем доме (на момент публикации).

«Народная» версия: насколько она достоверна

В предположение о взрыве бытового газа, преподносимого правоохранителями в качестве причины обрушения двух подъездов многоквартирного дома, в Магнитогорске верили с трудом. Уж очень масштабными оказались разрушения, велико для подобных инцидентов и количество жертв. Правда, в газовой службе города пытались уверить, что объём разрушенного значительно из-за перепланировок в квартирах.

Правда, нельзя признать безукоризненной и версию о теракте, поскольку в ней «много пробелов и информации, которая так или иначе не нашла своего подтверждения». Так, не подтверждены сведения о сдаче квартиры №315 мигрантам, которые могли быть причастными к теракту. Недостоверным оказалось и суждение об обрушении как результате взрыва автомобиля под аркой дома.

Проведённое представителями «Новой газеты» журналистское расследование тоже принесло свои плоды, побуждающие к некоторым выводам. Так, не столь очевидной представляется причастность якобы погибших мигрантов к взрыву в доме. Образ жизни, о котором говорят знакомые этих лиц, да и довольно странное (если не говорить иного) поведение «силовиков», приглашавших некоторых магнитогорцев стать понятыми при производстве следственных действий, дают повод для сомнений. Как и умалчивание о результатах опознания обгоревших тел из «ГАЗели». Однозначно вырисовывалось только то, что после событий в городе Махмуд Джумаев, Алишер Каимов и Альмир Абитов исчезли из Магнитогорска бесследно, что «по их адресам действительно проводились обыски, а их родственники попали в поле зрения правоохранительных органов». Всё!

Не менее интересно обстоит дело и с обнаруженным СВУ: работавший дворником мужчина, в бытность прохождения им срочной военной службы, был сапёром на Тихоокеанском флоте, а потому безошибочно определил загадочный предмет как взрывное устройство. Оно было изъято «почти что» с места происшествия. А вот о результатах экспертизы, как и о других данных об уголовном деле, журналистам «Новой газеты» узнать ничего нового (кроме обнародованного «официоза» от Следкома России) так и не удалось. Ничего не попишешь, в буквальном смысле: тайна следствия!

Что важно отметить, так это перемены в отношении к мигрантам в Магнитогорске. Даже, наверное, не со стороны «рядовых горожан», а со стороны «силовиков». И это выразилось не только в активизации проведения разного рода профилактических спецопераций, сколько в действиях в отношении конкретных выходцев из стран – бывших республик СССР. Один из таких, гражданин Кыргызстана, утверждал, что «сотрудники спецслужб принуждали его взять на себя ответственность за взрыв в доме на Карла Маркса», но обвинения во взрыве дома ему предъявлены не были. Удалось представителям издания узнать и об исчезновении (было это в марте т.г.) двух мигрантов, работавших водителями маршрутных такси. Один, как оказалось, был задержан сотрудниками ФСБ по подозрению на сбыт наркотиков (была ли «дурь» подложена или нет – вопрос остался открытым). Что же касается второго пропавшего, то из местных СМИ вырисовывалось: его исчезновение могло быть связано с тем, что он мог хорошо знать погибших в микроавтобусе и работал, как один из погибших в маршрутке, на той же линии.

Вероятность того, что Махмуд Джумаев, Алишер Каимов и Альмир Абитов являлись террористами, могла быть подвергнута (и не без оснований!) большому сомнению. А оно проистекало из того, что все трое давно жили в Магнитогорске, имели русских жён, а дети их носили русские имена. До поры до времени все трое ходили в Соборную мечеть, но с какого-то момента перестали её посещать и стали молиться на квартирах, а 1 января 2019 года и вовсе пропали.

Игнорирование мечетей рядом мусульман Магнитогорска, как оказалось, стало последствием раскола, поскольку местного имама эти верующие стали воспринимать не как духовное лицо, а как некоего дельца. При нём Соборная мечеть, как полагают некоторые из тамошних магометан, «перестала осуществлять свою религиозную функцию и превратилась в бизнес-проект». Это-то и отвратило от такой мечети часть выходцев с Кавказа и из Азии, побуждая молиться «на стороне».

Ещё одно обстоятельство заслуживает особо пристального внимания. Дело в том, что ещё в 1994 году в Магнитогорск приезжал один арабский проповедник. Уже позже стало ясно, что он «исповедовал вахаббизм», и его проповеди нашли немало приверженцев этого радикального течения в исламе. Часть таких верующих «продолжает проповедовать эту идею на квартирах». Хотя местные духовные лица выражают уверенность в том, что такие прихожане едва ли могут оказаться в рядах террористов.

Чьих же рук оно, это злодейство?

По данным, приведённым интернет-изданием medialeaks.ru и рядом других ресурсов, ответственность за взрывы в Магнитогорске взяла на себя запрещённая в России организация «Исламское государство». Якобы на счету её посланцев – и жилой дом, и маршрутка. Сообщения об этом появились в январские дни уходящего ныне 2019 года. Ведь одно дело – знать подробности заявления террористической организации, а другое – проанализировать, имели ли ранее место случаи, когда информация о заявлениях боевиков находила подтверждение.

Отслеживающая деятельность боевиков американская организация SITE Intelligence Group оповестила о появлении в интернете заявления «ИГ» по поводу трагических событий в Магнитогорске. Якобы террористическая организация в еженедельнике «Аль-Наба» опубликовала сообщение о том, что взяла на себя ответственность за содеянное в России, в городе на Южном Урале. Подтверждением могло восприниматься и размещение соответствующей информации в Telegram-канале Directorate 4. Хотя в публикациях не содержалось принципиально новых сведений, сами по себе факты примечательны. Если же говорить об осведомлённости и компетентности представителей SITE Intelligence Group, то некоторые СМИ из США приводили данные о высокой оценке деятельности этих исследователей со стороны ФБР. За «Аль-Набой» же закрепилась репутация «газеты, подконтрольной «Исламскому Государству»».

При том, что у этой террористической организации «в последние годы появилась тенденция брать на себя ответственность за практически любые взрывы и нападения», вполне резонно подвергнуть сомнению заявление по поводу событий в российском Магнитогорске: мало ли что боевики припишут к своим «заслугам». Безоговорочно верить в правдивость подобных заверений никак нельзя.

Понятное дело, что скепсис усугубляется и позицией Следственного комитета РФ, представитель которого Светлана Петренко настойчиво утверждала о приоритете версии, связанной со взрывом газа, и рекомендовала не верить террористическим организациям.

Однако через две недели после взрыва дома в Магнитогорске основатель канала «Mash» Никита Могутин провёл журналистское расследование, с результатами которого ознакомил аудиторию интернет-пользователей ресурс «The Bell». В подробной статье приведены (правда, без указания на источники информации) «многочисленные новые детали расследования теракта, о которых ранее не сообщалось, свидетельства очевидцев и знакомых подозреваемых».

Никита Могутин рассматривал взрыв дома в Магнитогорске как последний из намеченных изначально нескольких «терактов во время праздничных гуляний 1 января». Некая случайность (какая именно – пока вопрос) привела к подрыву устройства раньше намеченного времени. Нет ясности и в том, находился ли кто в квартире, где произошёл взрыв, поскольку «среди 39 официально объявленных погибших нет людей, которые могли в ней быть». Другое утверждение Никиты Могутина – о том, что теракты были запланированы к проведению ячейкой «ИГ», базирующейся в Магнитогорске и включающей в свой состав, в том числе, «бывших и действующих сотрудников местного автопарка и их знакомых». Взорвавшимися в «ГАЗели» основатель канала «Mash» назвал Махмуда Джумаева, Алишера Каимова и Альмира Абитова. В группировку мог входить также «хорошо подготовленный боевик», поскольку при производстве взрывных устройств использовался гексоген. А работа с ним требует особых навыков. По словам Никиты Могутина, сам факт наличия в Магнитогорске террористической ячейки был известен МВД, но вот планы радикалов оставались для ведомства тайной.

Целый блок информации, обнародованной в журналистском расследовании, связан с историей подготовки теракта. Это данные об аренде квартиры, о проносе туда баллона с газом (такое, вроде как, видели соседи), о подготовке взрывчатки и намерении террористов заложить бомбы в мусорные баки (взрывные устройства предполагалось привести в действие 1 января). Хранившим взрывчатку назван Алишер Каимов. Махмуд Джумаев и Аьмир Абитов работали вместе с ним «в местном автопарке». Достаточно очевидным воспринимается и «резкий уход» Абитова в исламскую веру, что вызывало определённую тревогу у членов его семьи.

После произошедшего 31 декабря 2018 года взрыва подъезда дома на проспекте Карла Маркса члены группировки начали пересматривать ранее намеченный план. Окончательный срыв замысла произошёл довольно случайно: 1 января 2019 года взрывчатку обнаружили дворники неподалёку от ТЦ «Континент». Извлечение телефона из взрывного устройства сделало бомбу достаточно безопасной, но, правда, бесполезной. Получившие сообщение о находке полицейские вышли на след участников террористического подполья. При задержании микроавтобуса трое боевиков погибли. По предположению Никиты Могутина, могли быть у них и сообщники, которых задержали правоохранители.

Основателю канала Mash удалось узнать, что первое сообщение о взрыве (очевидец позвонил на номер 112 примерно в 06:00 31 декабря) содержало сведения о теракте. По словам звонившего, взорвалась въехавшая под арку дома автомашина. Правда, ФСБ и Следком не стали такую информацию публиковать, а затем отстранили местных криминалистов от обследования фрагментов конструкций разрушенного дома. Уместно обратить внимание на такую деталь: когда правоохранители отрабатывали версию о взрыве газо-воздушной смеси, то стало известно, что в компанию «Газпром газораспределение Челябинск» (именно она отвечает за обслуживание пострадавшего дома) никаких жалоб на утечки газа не поступало, а газовое оборудование в доме «обновлялось около года назад».

Реакция представителей Следственного комитета РФ на сообщения о теракте последовала только в 10:40 по московскому времени. И состояла она в признании в качестве приоритетной версии о взрыве бытового газа. Следком также указал на то, что «следов взрывчатых веществ на изъятых с места происшествия фрагментах не обнаружено». Но указание было сформулировано таким образом, что принципиальная возможность для появления новых версий не исключалась начисто.

И кто поможет пострадавшим?

В поисках ответа на этот вопрос сайт «Радио Свобода» ещё 9 октября т.г. сообщил, что в Челябинске началось слушание гражданского дела по иску к областным властям, заявленному Виктором Анашкевичем. Его родители погибли во время обрушения дома 31 декабря 2018 года. Сам истец, как отражено в публикации, не имеет прописки, а потому не может «получить компенсацию из федерального бюджета за утраченное при взрыве имущество». Исходная информация на эту тему содержится в материале «Коммерсанта».

Сумма иска оценивается в 510 тысяч рублей. Будучи наследником, Анашкевич «получил ордер на покупку новой квартиры, а также положенные пострадавшим выплаты из регионального бюджета. Однако на деньги из федерального бюджета он рассчитывать не может из-за отсутствия прописки». Речь идёт о доле суммы, причитающейся пострадавшим и семьям погибших (всего Правительство РФ выделило из резервного фонда 285 миллионов рублей).

По данным «Радио Свобода», сославшегося на Виктора Анашкевича, аналогичные иски подали восемь жителей разрушенного в Магнитогорске дома, ещё 11 человек собирались добиваться компенсации.

Неожиданной информацией по той же теме поделилось информационное агентство «Уральский меридиан». Одной из жительниц взорвавшегося дома несказанно повезло: если в той квартире, где она проживала, «не было газа и окон» (как такое могло быть, остаётся только догадываться), то нежданно-негаданно некий меценат подарил… новую квартиру. В местных СМИ были опубликованы сообщения о том, что Татьяна Писарева перед приездом в город Президента РФ Владимира Путина вывесила плакат со словом «Голодовка!» А после получения роскошного подарка оформила документы на новую недвижимость, что случилось практически сразу после визита в Магнитогорск губернатора Челябинской области Алексея Текслера (глава региона «оценивал благоустройство нового бульвара», а там как раз и находился одиночный пикет в защиту интересов жительницы). После беседы с Татьяной Писаревой через некоторое время её пригласили в местную администрацию, когда и сообщили неожиданную и приятную весть. Нашёлся меценат, который по договору дарения вознамерился подарить женщине квартиру. Такую же по метражу, как и прежняя, но более комфортабельную. Да и расположенную в том же районе. Ключи от нового жилища, по сведениям «Уральского меридиана», будут переданы 13 января 2020 года. Осталось дождаться столь знаменательного дня.

Георгий Кулаков

Понравилась статья? Поддержите Издание:

Или поделитесь в социальных сетях:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности