Выборы прошли. Выбор сделан?

Выборы прошли. Выбор сделан? ЕДГ-2019

Попасть в историю несложно. Ещё проще в неё влипнуть

Второе воскресенье сентября в нынешнем году стало, как и предписывал календарь политических событий, Единым днём голосования. Едва ли можно ошибиться в том, что день этот стал историческим. По крайней мере, такое допущение побуждает сделать ход событий – как предшествовавших ЕДГ-2019, так и последовавших за ним.

Достаточно ёмко и точно значение этой даты в современной истории России определил руководитель Краснодарского регионального отделения общественного движения в защиту прав избирателей «Голос», политолог Давид Канкия, сделав 9 сентября такую запись на своей странице в Facebook: «В целом можно констатировать, что выборы 2019 г. прошли в условиях борьбы власти с реальными политическим плюрализмом и многопартийностью, силового давления на кандидатов и их сторонников, зависимого и предвзятого характера деятельности системы избирательных комиссий, пренебрежения правом и законами, а также в условиях принуждения значительных административно подконтрольных групп избирателей к участию в голосовании».

Девять выводов «Голоса»

Более подробно, хотя и в порядке предварительно обнародованной движением «Голос» информации, результаты ЕДГ-2019 подведены в «Заявлении по итогам общественного наблюдения в единый день голосования 2019». К главным (хотя и предварительным) движение отнесло девять важнейших выводов.

Во-первых, на итоги голосования оказало влияние «искусственное ограничение конкуренции». Этот фактор в движении «Голос» рассматривают как важнейший. Он проявился в предвзятом отношении избирательных комиссий к кандидатам и «фактической дискриминации по политическим основаниям», в использовании пресловутого «муниципального фильтра» (на выборах глав регионов), в предвзятом и необъективном отношении к представленным на проверку подписям избирателей. В совокупности весь инструментарий был максимально использован с целью ограничения пассивного избирательного права граждан.

Во-вторых, для избирательной кампании 2019 года характерно новшество. Таким фактором явилась «гипертрофированная роль правоохранительных органов при проведении выборов», проявлениями чего стали и заключения экспертизы системы МВД о «подложном» характере подписей избирателей, и прямое воспрепятствование полицейских проведению предвыборной агитации, и противодействие проведению наблюдения в день голосования, и бездействие, обеспечивавшее прикрытие «возможных фальсификаций».

В-третьих, движение «Голос» утверждает, что имело место «системное и институциализированное злоупотребление административным ресурсом», которое «остаётся неотъемлемой негативной частью российских выборов» на всех этапах выборного процесса. Правомерно говорить о «мобилизации административно-зависимого электората за счёт государственных и общественных ресурсов», об использовании административного ресурса «для создания преимуществ провластным кандидатам, так и для воспрепятствования предвыборным кампаниям их оппонентов».

В-четвёртых, имело место существенное ограничение возможностей для выражения мнения и ведения содержательной публичной политической дискуссии. Впору говорить о практикуемой в государственных и муниципальных СМИ цензуре и нарушении принципа равенства кандидатов при освещении их деятельности.

В-пятых, возможно говорить об условиях «повышенного противодействия работе представителей СМИ, наблюдателей и членов комиссий с совещательным голосом, пытавшихся проконтролировать соблюдение процедур и прав избирателей при голосовании и подсчёте голосов». Мало говорить об ограничениях фото- и видеосъёмки и о запрете свободного перемещения по помещению для голосования, отказах в ознакомлении с документами комиссии. Имели место факты прямого нападения на наблюдателей, вмешательство в их деятельность со стороны правоохранительных органов, подкрепляемые «развёрнутой в СМИ кампанией по дискредитации общественного наблюдения».

В-шестых, движение «Голос» отмечает, что в день голосования практиковались «административное принуждение и подкуп», которые стали главными «грязными» политтехнологиями.

В-седьмых, для деятельности избирательных комиссий характерны массовые нарушения при подсчёте голосов – как при порядке подсчёта голосов, так и задержки в подсчёте и даже «подсчёт бюллетеней не их перекладыванием и без демонстрации отметок всем присутствующим».

В-восьмых, и на это обращается особое внимание, подлинной проблемой видятся отказы со стороны избирательных комиссий в приёме заявлений и жалоб наблюдателей.

Наконец, в-девятых, «нарушение стандартов демократических выборов не позволяет считать непосредственным выражением воли народа, подлинными, свободными и справедливыми, прошедшие избирательные кампании по выборам глав регионов, а также выборы депутатов в Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане и Тыве».

Нарушения – крупным планом

Движение «Голос» приняло от избирателей за весь период выборной кампании 2011 сообщений о возможных нарушениях, причём на ЕДГ пришлось 1068. В 451 случае были поданы официальные жалобы. Львиная доля сообщений касалась тех или иных вопросов злоупотребления административным ресурсом. По сравнению с 2018 годом количество сообщений о воздействии правоохранительных органов выросло в девять (!) раз. Весьма показателен тот факт, что количество сообщений о нарушениях при досрочном голосовании выросло в четыре (!) раза – при том, что в минувшем году их число резко снизилось («после громких скандалов с «досрочкой» 2017 года»). Такая ситуация оказалась характерной для целого ряда регионов России.

Существенный (и многократный – при сравнении с показателями 2018 года) прирост числа сообщений связан с нарушением прав наблюдателей, процедурой «надомного» голосования, а также незаконной агитацией, лотереях и подкупе. Причём последние из названных являются особенно вопиющими, поскольку имели место непосредственно в день голосования.

Многочисленными и достаточно разнообразными были и сообщения о нарушениях при подсчёте голосов избирателей.

Тройку антилидеров по числу сообщений о нарушениях в ЕДГ-2019 возглавили Москва, Санкт-Петербург и Татарстан. Количество сообщений в этих регионах, соответственно, составило 613, 356 и 158.

Если конспективно изложить общую характеристику избирательной кампании, которую привели на сайте движения эксперты «Голоса», то важно выделить следующие ключевые моменты. Первый и ключевой – это «беспрецедентное наступление на избирательные права граждан». Отказ в регистрации, снятие с выборов являются подтверждением данного умозаключения.

Ограниченность круга кандидатов (в силу лишения больших групп избирателей «своих кандидатов») «согласованными» выдвиженцами либо малоизвестными лицами более всего сказалась на выборах глав регионов. «…Кампания 2019 года ещё раз подтвердила, что ни в каком виде и ни при каких условиях «муниципальный фильтр» не может считаться допустимой для демократических выборов процедурой».

Резко обострилась проблема регистрации кандидатов на основании сбора подписи избирателей. Если она существовала и ранее, то в этом году «административная технология фильтрации кандидатов» применялась она демонстративно и грубо, что породило «массовые протесты и способствовало консолидации протестного электората».

Для предвыборных кампаний оставшихся оппозиционных кандидатов и партий в 2019 году сложность была вызвана политической цензурой в государственных и местных СМИ, «силовым сокращением свободы выражения мнений».

Относительно благоприятные для кандидатов от власти условия не исключило «жёсткого административного давления» на избирателей и на избирательные комиссии.

Быть нейтральными – это не про избиркомы

Избирательные комиссии не проявили требуемого законом политического нейтралитета и непредвзятости, что привело к их переходу «на одну из сторон политического конфликта». Речь идёт не только о принятии «совершенно абсурдных решений на этапе выдвижения и регистрации кандидатов», но и о «грубом игнорировании положений законодательства и законных требований наблюдателей в день голосования».

В целом, для выборов 2019 года характерны «условия борьбы власти с реальными политическим плюрализмом и многопартийностью, силового давления на кандидатов и их сторонников, зависимого и предвзятого характера деятельности системы избирательных комиссий, пренебрежения правом и законами», условия «принуждения значительных административно подконтрольных групп избирателей к участию в голосовании».

Сложившаяся система правового регулирования избирательных процедур и практика правоприменения, о которой говорят эксперты движения «Голос», показывает, что «…избирательные процедуры в большей мере направлены не на установление реальной воли избирателя, а используются лицами, ныне находящимися во власти, для сохранения и воспроизводства во власти «самих себя»».

По этой причине движение отказывается («не может считать») прошедшие избирательные кампании по выборам глав регионов, а также выборы депутатов в Москве, Санкт-Петербурге, Татарстане, Тыве «непосредственным выражением воли народа, подлинными, свободными и справедливыми выборами».

Отдельно представители движения «Голос» проанализировали нарушения принципов коллегиальности в деятельности комиссий, факты давления на наблюдателей и членов комиссий. Трудности сопровождали участников наблюдения в целом ряде регионов (в Башкортостане, Татарстане, Калмыкии, Краснодарском крае, Санкт-Петербурге, Челябинской области).

С приставкой «лже-»

Тревожным симптомом может быть названы отмеченные в «Заявлении по итогам общественного наблюдения…» случаи активных попыток дискредитации общественного наблюдения, одной из них видится имевший место в Иркутске случай с неизвестными лицами, одетыми в футболки с логотипом движения «Голос».

Наиболее вопиющим фактом развёрнутая 8 сентября информационная кампания по дискредитации работающего более восьми лет проекта «Карта нарушений», реализуемого этим движением. В значительной мере модераторам удалось справиться с потоком ложных сообщений (их общее число превысило 900). Но несколько – около 30 – отфильтровать не удалось, и они попали в интернет, что побудило некоторые СМИ высказывать представителям движения «Голос» претензии. По этому поводу общественники высказались достаточно определённо: «…В эту информационную кампанию помимо платной рекламы в социальных сетях была втянута даже председатель ЦИК Элла Памфилова. Мы уверены, что те, кто передал в ЦИК эти сведения, были теми самыми злоумышленниками, кто развернул кампанию по созданию фейков, так как только они могли знать об этих сообщениях и молниеносно после публикации на них ссылаться…».

В связи с этим уместно привести мнение руководителя Краснодарского регионального отделения движения «Голос» Давида Канкии, высказанное в посте на странице в Facebook 14 сентября: «Чаще всего о размещении фейков как раз и говорили те, кто их на Карту отправлял. Работает эта схема просто. В администрации какого-то региона или города сидит группа чиновников, которая очень беспокоится, что наблюдатели разоблачат их электоральное мошенничество и сообщат об этом на Карту. Чтобы понизить доверие к ресурсу они нанимают троллей, либо сами в день голосования шлют ложные сообщения, и если какое-то из них будет опубликовано, тут же через подконтрольные СМИ пишут об этом. Сами соврали – сами подняли крик. Безотказная схема.
К слову, нынешнем году больше всего ложных сообщений пришло из Москвы, Санкт-Петербурга, Тамбовской, Тверской областей, Республики Татарстан и Хабаровского края.
Тем печальнее видеть, что в эту схему волей или не волей включилась Элла Памфилова. Хочется верить, что глава ЦИК стала жертвой мошенников, а не она сама или сотрудники ее аппарата отправляли на Карту фейки».
Поделились эксперты движения в анализируемом документе и впечатлением от политики Центризбиркома России последних лет: если она экспертами рассматривалась как «направленная на повышение открытости системы избирательных комиссий и уважительное сотрудничество с наблюдателями», то в этом году она оказалась отброшенной исполнителями на местах «как не имеющая значение».

Доброй волей тут и не пахнет

Не менее, а даже более имеющим значение при оценке выборной кампании в текущем году являлось административное принуждение избирателей и нарушение свободы выбора, в том числе – и потому, что такой процесс начался за некоторое время до дня голосования. Такого рода нарушения были выявлены Москве, Санкт-Петербурге, Башкортостане, Забайкальском и Приморском краях, Иркутской области.

Поступали сообщения представителям движения «Голос» и о фактах принуждения к голосованию учащихся, сотрудников и подчинённых. Наиболее частыми были такие сообщения от сотрудников бюджетных организаций, государственных и крупных частных компаний. Немало было проблем и с досрочным голосованием. Зафиксированы и случаи многократного голосования (в том числе – в Санкт-Петербурге) и вбросов (в частности – в Казани).

Отмечены инциденты и с подкупом избирателей в Приморском, Алтайском и Пермском краях, Сахалинской и Иркутской областях. Не так всё просто и однозначно с организацией и проведением так называемого «надомного» голосования, использования КОИБов.

Отдельного внимания представителей движения «Голос» удостоились нарушения законодательства о запрете агитации – как в день голосования, так и в предыдущий. Массовый характер они приобрели в Москве и Иркутской области, а в республике Алтай «избирателей обзванивал робот, который голосом, похожим на голос Владимира Путина, призывал голосовать за кандидатов «Единой России»».

Эксперимент с дистанционным электронным голосованием, поставленный в трёх избирательных округах Москвы, с треском провалился: в течение двух с половиной часов продолжалась остановка этого процесса. (При проведении мероприятий в тестовом режиме никаких сбоев не было). Важным видится следующее замечание, содержащееся в анализируемом документе движения «Голос»: «Избиратели, которые из-за сбоя не смогли проголосовать, оповещались по разным каналам связи о том, что голосование возобновлено. Явка от записавшихся на такое голосование составила 92,3%. Она значительно превысила явку на обычных участках, которая по предварительным данным составила 21,69%. Всего проголосовали 9809 избирателей, что существенно для влияния на итоги голосования в округах».

Немало нареканий вызвали и процедуры подсчёта голосов, не исполняемые или проводимые рядом участковых избирательных комиссий не в полном объёме. Неисполнение их – при невозможности проверить отсутствие фальсификаций – по законодательству позволяет отменить итоги голосования на участке. Возможно говорить об искусственном затягивании подсчёта голосов (особенно – в Санкт-Петербурге), о нарушении принципа коллегиальности в работе избирательных комиссий (это выразилось, в частности, в том, что не проводились итоговые заседания избирательных комиссий, не рассматривались заявления и жалобы наблюдателей, не утверждались официально результаты голосования, зафиксированные в итоговых протоколах).

Некоторые из процедурных нарушений, примеры которых приведены в «Заявлении…» движения «Голос», носили «демонстративно грубый характер» и «в значительной степени подрывают доверие к выборам». Эти «застарелые проблемы избирательного законодательства» никак не удаётся урегулировать – ни изменением закона, ни принятием избирательными комиссиями подзаконных актов. А попытки урегулирования проблем «…встречают упорное сопротивление со стороны законодателей и организаторов выборов».

Результаты формальные и реальные

Итоги Единого дня голосования-2019 могут, пожалуй, быть обозначены одним словом: «неоднозначные». Признавая выборы формально состоявшимися, нельзя не подвергнуть сомнению их легитимность. При том, что на должностях губернаторов регионов оказались весьма непопулярные управленцы, значительная часть этих «государевых людей» шла к ЕДГ как самовыдвиженцы, лишь некоторые сохраняли приверженность бренду «Единой России», но все они, так или иначе, являлись «людьми Кремля». А конкуренции, даже маломальской, для них не было. Не потому, что отсутствовали соперники, а потому что их не допустили к участию в выборной гонке. Так сложилось и в Забайкальском крае, и в Волгоградской области, и в Санкт-Петербурге, и во многих-многих других регионах.

Достаточно прогнозируемым видится и исход выборов законодательных органов субъектов РФ, хотя не обошлось без исключений. По итогам выборов в Хабаровском крае основная часть мандатов досталась представителям ЛДПР, а в Московской городской думе очутились несколько представителей «Яблока». По оценкам некоторых наблюдателей, протестная активность в столице России удержала государство от «переигрывания» с якобы имевшейся поддержкой подавляющего большинства правящей партии.

Имея дело с «навязанными нам креатурами», возможно говорить о вхождении страны в «эпоху политической турбулентности». Аналитики отмечают и отсутствие «губернаторов-политиков с собственной позицией и волей». Что же касается «губернаторов-технократов», то они, возможно, и угодны федеральной власти, но для развития территорий такие «руководители» совершенно бесполезны, неэффективны. Даже потому, что «не знают, как общаться с разъярёнными людьми», «не готовы встретить протест».

Различные политологи фактически сходятся во мнении о дискредитации выборной системы в России и об отсутствии реального выбора: его нет и среди выдвиженцев государства, а оппозиция не может выдвинуть сколько-нибудь реальную альтернативу (в силу недопуска и иных причин). Но насколько возможно согласиться с оценкой «выборной возни» как своеобразного дна, «от которого оттолкнуться способна лишь та сила, которая первая возьмёт улицы больших крупных и средних городов, сначала станет оппозицией, а после этого властью»? Очевидно, что ответ мы получим в ближайшее время.

Возможна ли альтернатива «предопределённости»?

Ещё одним важным итогом прошедшего 8 сентября дня голосования стоит назвать попытки известных в оппозиционной среде политиков предложить варианты действий, имеющие целью в той или иной степени (в расчёте, естественно, на максимум возможного) ослабить позиции партии «Единая Россия». Если даже не свести на нет её намерения – в очередной раз утвердиться у власти (такие вожделения в некоторой степени возможно полагать некой «предопределённостью», на что партия ориентировалась в течение длительного времени), то, хотя бы, поколебать уверенность в силах пресловутой «партии власти».

В связи с этим уместно вспомнить те предложения, которые были озвучены Алексеем Навальным, Михаилом Ходорковским и Гарри Каспаровым. В наиболее сжатом и доходчивом виде их позиции отражены в публикации московского журналиста Александра Рыклина на сайте «Радио Свобода». Дословно это выглядит следующим образом: «Итак, Навальный, предложил обществу использовать 8 сентября свой план «умного голосования». Его базовая цель состоит не в том, чтобы добиться положительного результата одного или группы депутатов, а в том, чтобы свалить ставленника «Единой России», какую бы личину он ни примеривал. Ходорковский указывает на то, что сугубо технологичный подход в данном случае недопустим, поскольку сопряжён с избыточными моральными издержками. Дескать, нельзя заставлять человека демократических взглядов действовать вразрез со своими ключевыми принципами и голосовать за кандидата, которому при других обстоятельствах он бы никогда поддержку не оказал. Поэтому Ходорковский предлагает, в случае отсутствия в списке подходящих кандидатур, портить бюллетени. Каспаров, следуя тезису, который он отстаивает все последние годы, и безусловно соглашаясь с недопустимостью голосования «против совести», призывает граждан вовсе игнорировать выборы».

Насколько бы логичными и разумными ни виделись доводы Ходорковского и Каспарова, относительная привлекательность предложений Навального усиливалась благодаря тому, что сам он находится не где-то за пределами страны, а в самой России. Но вот то, что касается эффективности «умного голосования», – далеко не так безукоризненно. Ожидания «серьёзного ущерба Кремлю» как последствия «массированного удара по «Единой России», действительно, никак не признаешь сбывшимися. По крайней мере, в тех масштабах, на которые изначально делался расчёт Навальным и его сторонниками.

Видимо, есть резон согласиться с теми политологами, которые выстраивают предположения о будущем, когда решение вопросов о власти будет осуществляться не на избирательных участках, а на улицах городов и других населённых пунктов.

(Оп)позиционные баталии

В известной степени возможно говорить о том, что этот процесс, начатый протестными выступлениями в конце июля – в августе т.г. в Москве, получает своё развитие в послевыборный период. Особо следует выделить события, разыгрывавшиеся в столице Республики Бурятия – Улан-Удэ – и уже получившие определение в интернет-издании «Русская пресса» как «война народа и властей». 11 сентября, на третий день противостояния, дело дошло до того, что участники акции, не убоявшись применённых силовиками «дубинок и топориков» (о таком диковинном спецсредстве, как «топорики», ранее нигде не упоминалось, по крайней мере, – в законодательстве), предприняли попытку штурма здания суда, где в закрытом режиме было намечено рассмотрение дела активиста Дмитрия Баирова. Но, по информации «Радио Свобода», эти протесты местных сторонников КПРФ были подавлены полицией.

Впрочем, Бурятия оказалась далеко не единственным регионом, ставшим в последние дни «горячей точкой». Другим тревожным «национальным» субъектом РФ стала и Удмуртия: именно там состоялось самосожжение учёного Альберта Разина, протестовавшего (так обозначил сайт «Радио Свобода») «против невнимания власти к изучению национального языка республики». Острой остаётся ситуация и с «мусорными протестами» на Русском Севере.

Так или иначе, проведённый 8 сентября т.г. Единый день голосования может оказаться отправной точкой в развитии протестного движения, началом нового его этапа. Тем более, что противостояние между протестующими и властью в определённой мере сегодня подогревается расследованиями и судебными процессами, преследованием социально активных граждан по политическим мотивам. Но это уже – тема отдельного разговора.

Понравилась статья? Поддержите нас:

Или расскажите в социальных сетях:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности