Соцсети опасны для детей

Соцсети опасны для детей

В связи с обстановкой, мы все еще не можем отойти от темы экстремизма и посадок за репосты. В прошлый раз мы рассматривали случай с «Новым величием», напомню, что это экстремистская организация, которую создали доблестные правоохранители, которые далее завели дело на массовку этой организации. Сейчас напоминаю, что соцсети опасны.

Политота и другие аспекты в делах экстремистской направленности

История с «Новым величием» развивается – 15 августа прошел «Марш матерей», который не согласовывался – даже попыток не было. Прошел вяло в трех городах. Публичные органы уже высказались – Мэрия Москвы призвала не проводить шествие, как и уполномоченный по правам человека, а Д. Песков прошевелил усами, что «Солнцеликий» знает о случае с «Новым величием» и Павликовой и Дубовик  в частности, но не может вмешиваться – полномочий нет. Еще до начала шествия Следственный комитет подал заявление в суд, рассматривающий дело «Нового величия», заявление об освобождении из СИЗО под домашний арест нескольких фигурантов. 16 августа Анну Павликову выпустили из СИЗО.

Кажется, «Марш матерей» больно задел нервное окончание элиты, которая понимает только язык силы. Слова не помогут, они следят за действиями, как во внешней, так и во внутренней политике – таковыми являются, например, массовые мероприятия. При этом, если митинги Навального дали небольшую реакцию элит, при том, что собиралось иногда по 10 000 человек, то «Марш матерей», собравший 500 человек в Москве, заставил трубить из всех щелей о том, что указанное мероприятие не пойдет на пользу обвиняемым и необходимо его отменить.

И дело все в том, что митинги господина Навального проходят в рамках того общественного договора, который установился в 00-е – «Мы вам полный холодильник, вы нам политику». Номинально договор действует, Навальный действует в рамках этого договора, но за его расторжение. Т.к. суммарно из общей численности населения оппозиционера мало кто поддерживает, договор свою силу сохраняет, поэтому элите не страшно.

А вот «Марш матерей» меняет условия этого общественного договора и дает новую повестку для публичных мероприятий. И если митинги с уточкой в повестке, в глазах элиты, занятие студентов и школьников, которым делать в выходные больше нечего, то «Марш матерей», хоть и немногочисленный, достаточно серьезен. Это не мероприятие с малозначимой антикоррупционной повесткой (к сожалению, для общества пока это именно так), это реакция общества на проблему и на «олимпе» это понимают. Тем более, для участников проблема эта достаточно болезненная.

Добавляется также и половозрастной фактор. Морально-психологически «скрутить» молодого студента/школьника легче, чем сорокалетнюю женщину с игрушкой в руках. Тем более, тем больнее для элит смотреть на массовый протест, чем наиболее аполитичные и ранее незамеченные в политике люди выдвигают, в том числе, политические требования или участвуют в политическом мероприятии. А мы знаем, что женщины среднего возраста в массе своей аполитичны (ничего личного, просто исследования).

Вполне возможно, что власть, зная о том, что творится в силовых структурах, специально не решает проблему или даже создало ее. Возможно, что для них важно создать из обвиняемых и этих эпизодов своеобразные иконы – так сказать, чтобы другим неповадно было. Возраст обвиняемых и их пол (в случае с Мотузной, Дубовик и Павликовой) при кажущемся резонансе только играет в этом на руку – смотрите, так будет со всеми, и нам абсолютно все равно ребенок вы, старик или морская свинка. Посеять страх – очень старый прием.

Еще один важный момент – повестка. Общество уже не ждет, что правоохранители закроют сфабрикованное дело и прекратят преступные действия, общество ждет хотя бы отпустить под домашний арест по факту невиновных людей. Вот так занижаются ожидания. Хотя в этом случае освобождение Павликовой и Дубовик уже большая победа. При этом, не следует забывать о других участниках этой экстремистской организации.

Посадки за репост

Но это все лирика. Сейчас на горизонте проблема и опасная тенденция в одном – лавина уголовных дел за размещение (копирование и распространение) в социальных сетях материалов экстремистского содержания.

Многие дела выглядят абсурдно – наказывают не автора материала, а разместившего материал у себя на странице, поставившего «лайк», наказывают хозяина аккаунта, если на его странице разместили опасный комментарий, наказывают за исторические фотографии, фотографии из музеев или фильмов/театральных постановок.

В этом есть своя логика, правда достаточно ущербная. Казенному человеку нужно закрывать план в своем регионе. Автор материала может жить в другом регионе, а вот «репостнувших» легко отсортировать по городам и сорвать этот букет молодой и вкуснопахнущей зелени. Кроме того, автор материала может быть достаточно медийным и дело в отношении него вызовет реакцию в обществе, тот пресловутый резонанс, способный разрушить любое дело и дополнительно посеять семена ненависти большой группы людей к следователю-непоседе («кейс» студента из Ставрополя Павла Карачаушева, репостнувшего запись блогера Ильи Варламова об открытии музея в Польше).

Под раздачу в основном попали пользователи сети «ВКонтакте». Этому тоже есть свои объяснения. Ведь следователь должен выяснить, что материал разместили у себя именно вы. Таким образом, нужно выяснить – когда, откуда и с какого устройства получал доступ к своему профилю обвиняемый. Отечественные соцсети, в частности ВКонтакте, этими данными охотно делятся, в отличие от того же Facebook и Twitter («кейс» Марии Мотузной это наглядно продемонстрировал). Тем более, ВК самая популярная отечественная соцсеть, да и аудитория более здравомыслящая, чем у тех же Одноклассников (по крайней мере, большинство пользователей ВК перестало украшать свои аватарки салютами, звездочками и другими единорожками).

Соцсети опасны посадками

У нас как обычно – официальной статистики по лайкам и репостам не ведется. Закон даже не содержит таких определений. При этом, закону известно только о дефиниции – «совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети “Интернет”.

По данным Информационно-аналитического центра «Сова» – 96% дел об экстремизме возбуждено по публикации материалов в сети Интернет. По разным данным в 2011 году дел об экстремизме возбуждено 622. В суд направлено 463 дела. В 2017-м — 1521 преступления, и 1109 дел направлено в суд. Сейчас за полгода уже 762 преступления, в суд направлено 481 дело.

«Буза» в обществе началась с Республики Алтай и некоторых других регионов, именно в них летом 2018 года отметился рост таких уголовных дел в геометрической прогрессии.

Есть выкладка по статистическим данным, которые опубликовало издание «TJ»:

За что сажают?

Статья 148 УК РФ (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий). Максимальное наказание – лишение свободы до трех лет;

Статья 205.2 УК РФ (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма). Максимальное наказание до пяти лет лишения свободы;

Статья 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Максимальное наказание до пяти лет лишения свободы;

Статья 280.1 УК РФ (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации). Максимальное наказание – лишение свободы до пяти лет;

Статья 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Максимальное наказание – лишение свободы до пяти лет;

Статья 354 УК РФ (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны). Максимальное наказание – лишение свободы до пяти лет;

Статья 354.1 УК РФ (реабилитация нацизма). Максимальное наказание – лишение свободы до пяти лет;

Статья 20.3 КоАП РФ (пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской или экстремистской атрибутики или символики). Предусмотрен административный арест и/или штраф;

Статья 20.29 КоАП РФ (производство и распространение экстремистских материалов). Предусмотрен административный арест и/или штраф.

Следует отметить, что указанные статьи имеют разные составы и разные виды наказаний, цитировать здесь полностью составы и возможные наказания нет необходимости.

Резонансные эпизоды

  1. Мария Мотузная, Барнаул, 23 года. В мае 2018 года предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 148 УК РФ (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий) и ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды) за картинки в ВК. К примеру, на одной из них, изображались чернокожие дети, снизу располагалась фраза «Черный юмор как еда, не до всех доходит». Зная свое чувство юмора, я бы точно репостнул – хорошо, что мем до меня не дошел. При этом, «мемасы» она сохраняла на странице, которую удалила еще в 2017 году. Сейчас идет следствие, а Марии уже заблокировали все счета и банковские карты как пособнице терроризма. Следователи обманом вынудили ее подписать явку. Сейчас ей может грозить реальный срок.

2. Даниил Маркин, Барнаул, 19 лет. Предъявлено обвинение по ст. 282 УК РФ. Вот что он сам говорит:

«В конечном счете, они нашли у меня в тысяче сохраненок штук 10 мемов, которые имели религиозную тематику, ну например, не могу процитировать, но примерно: Джон Сноу воскрес, воистину воскрес. Тупые мемчики с форча – статья 282.

Но то, что было дальше — самое показательное: они смотрели всю мою отборную коллекцию мемов, накопленную за многие годы, И НЕСДЕРЖИВАЯСЬ САМИ С НИХ ЖЕ И СМЕЯЛИСЬ! Это очень здорово разряжает обстановку и придает некий «плюсик» к своей самооценке, когда даже копы, пытающиеся тебя посадить, оценивают твои мемчики и «ОРУТ» с них».

Кстати, по этим двум делам у ребят общие свидетельницы, на показаниях которых и возбуждены эти два дела – это студентки юрфака Алтайского филиала РАНХиГС Анастасия Битнер и Дарья Исаенко.

  1. Андрей Шашерин, 38 лет, Барнаул. Выдвинуто обвинение по ч.2 ст. 282 УК РФ. В деле фигурируют аж 36 картинок. Исаенко и Битнер в данном случае тоже фигурируют.

  1. Александр Бывшев, г.Кромы (Орловская область). Выдвинуто обвинение по 280 статье УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации, либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе Интернета). Обвинение выдвинуто за стихи 27 июля.
  2. Любовь Кузаева, пенсионерка, бывший руководитель “Общины коренного русского народа” (организация признана экстремистской). Выдвинуто обвинение по ч. 1 ст. 282 УК РФ – действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды за публикацию видеороликов в ВК. При этом, организация была воистину скрепоносной.
  3. Павел Карачаушев, Ставрополь. Дело возбуждено за репост записи блогера Ильи Варламова. На фотографиях музей Второй мировой войны, фотографии содержат флаги со свастикой.

Мы должны понимать, что вот эти вот шесть кейсов – капля в море, то что тиражируется СМИ. Пострадавших от жерновов правоохранительной системы невинных людей больше в десятки раз. И им никто не поможет.

Методы защиты при вменении экстремизма

Если у вас есть страница в любой соцсети, у меня для вас плохие новости. Вам с большой вероятностью уже не защититься.

Да, вы можете скрыть настройками приватности свою страницу и «сохраненки», можете даже их удалить – вариант получше (так как, когда ваш ноутбук/телефон заберут в качестве вещдока, следователям будет легче легкого «сшить» вам дело – они просмотрят аккаунт прямо из вашего профиля). При  этом, нужно понимать, что на вашей странице уже могли «пастись» стражи правопорядка, могли понаделать скриншотов и уже отправить их на экспертизу. Или, например, вы молодой человек, к которому в друзья стучится миловидная девушка с предложением познакомиться, которая может быть Дарьей Исаенко. Кроме того, поисковики могут хранить какое-то время резервные копии страниц.

Что делать, если к вам уже пришли? Скорее всего, вам будут «сватать» адвоката по назначению. Вы можете принять или отклонить предложение – эта фигура будет вести свою драматургическую роль статиста, но на ход дела не повлияет. После того, как вы проведете первый день у следователя, стоит сразу нанять адвоката и связаться с правозащитными организациями типа Открытой России, правозащитной группы Агора и разослать материалы своего дела по СМИ, делая упор на оппозиционные или независимые (типа Медузы, Знака, Новой газеты) и с правовым уклоном (например, ОВД-Инфо).

Помните – ваш первый друг не адвокат, ваш первый друг – гласность! Каким бы классным адвокат не был, реальность такова, что все его потуги могут разбиваться о стену правосудия и рассыпаться. Другое дело, если удалось «хайпануть» и придать делу резонансности. Огласки правоохранители боятся как огня! По крайней мере пока.

В любом случае, постарайтесь не подписывать без своего адвоката никакие документы. В особенности не подписывайте признательные показания, которые, может быть, вам заботливо подготовил следователь. Если вы откажетесь – вас могут пугать бутылкой или СИЗО. Не соглашайтесь до тех пор, пока не поймете, что ситуация усугубляется и, в противном случае, пыток не избежать.

Главное, добиться закрытия дела до передачи в суд. Если до передачи в суд число закрытых дел чуть менее половины от возбужденных, то оправдательных приговоров 0,2%.

Как решается проблема экстремизма

О том, что о проблеме молчат крупные государственные СМИ и достаточно громко «трезвонят» СМИ посамостоятельнее не имеет смысла. Какой инфошум стоит в соцетях тоже.

Управляющий директор «ВКонтакте» Андрей Рогозов заявил о новой политике приватности социальной сети. В сообщении указывается «ВКонтакте как крупнейшая коммуникационная платформа обязана выполнять российские законы и содействовать поиску настоящих преступников, но мы решительно выступаем против необоснованных преследований за публикации в Интернете».

Много высказываний о декриминализации статей об экстремизме в части социальных сетей поступает от совершенно разных источников – Минкомсвязь, ОНФ, Песков шевелит усами о том, что такие дела нельзя доводить до абсурда.

25 июня 2018 года депутаты Сергей Шаргунов и Алексей Журавлев внесли в Госдуму пакет из двух законопроектов, который предусматривает декриминализацию деяний, подпадающих под действие ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Планируется вывести указанную норму в КоАП.

Мне думается, что все эти высказывания и действия не имеют смысла пока не решатся две проблемы, по совместительству являющиеся и причинами этого шабаша – отчеты следственных органов, основанные на раскрываемости (пресловутые «палки») и позиция государства-примата, бьющего себя в грудь, показывая своему же народу «кто в доме хозяин».

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности