Расследование Навального: расследование отравления Новичком. Гульфик гейт

Недавно вышло новое расследование Навального. Расследование отравления Новичком «Дело раскрыто. Я знаю всех, кто пытался меня убить», оно собрало уже более 16 млн. просмотров.

Если вы его еще не смотрели Расследование отравления Новичком – самое время это сделать.

Я не буду комментировать само расследование, оно довольно логичное и доказательное.

ВИДЕОВЕРСИЯ:

Ситуация ужасает сама по себе. Когда мы слышали до этого о политических убийствах, в душе оставалась надежда – может быть не они, мало ли кто убил и зачем – башни кремля, борьба, плохая управляемость. Да, воры, жулики, коррупционеры, но не убийцы. Успокаивая себя, мы и дальше жили спокойно. Сейчас мы знаем, что приказы могли отдаваться с самого верхнего уровня.

Оказалось как оказалось. Теперь мы должны жить с этим и понимать, что к чему – пропускать все слова элит через призму этого инцидента, который показало расследование отравления новичком. Знать сущность этих людей.

На пресс-конференции 17 декабря господин Путин как будто из методички ответил – «Кому он нужен-то? Если бы хотели, наверное, довели бы до конца». Когда мы слышим подобное от очередного пропагандиста – все нормально. Они выполняют свою функцию, расширяя предел дозволенного первому лицу в глазах народа. Но когда Президент страны буквально говорит, что если захотим отравим, что они потенциально могут и готовы совершить преступление – они не на своем месте.

Да, мы можем не знать наверняка отдавался ли приказ лично Президентом, как заявлено в расследовании Навального – расследование отравления новичком. Однако, меня как гражданина не устраивают обе ситуации – если отравление произошло по приказу Президента все очень плохо, если ФСБ действовали по собственному усмотрению или заказу со стороны – тоже ничего хорошего. Первый вариант говорит о преступности на всех этажах власти, второй о неуправляемости и полностью коррумпированной системе.

И, конечно, остаются вопросы о том, почему уголовное дело не заведено или почему за ним вообще следили спецслужбы. И если попытку убийства совершили не те, кто за ним вел наблюдение, почему не оказали помощь или не предотвратили отравление.

На некоторые вопросы пытались давать ответы. Например, господин Путин ответил, что уголовного дела нет, так как и убийства не было. У человека, между прочим, юридическое образование. Общественно опасным деянием является уже попытка его совершения, в особенности с учетом того, что орудием является боевое вещество, опасное для неограниченного круга лиц или того, что такое убийство могло быть совершено только группой лиц, с планированием и сговором.

С реакцией тоже проблема. Людей постоянно настолько накачивают ненавистью и злобой, что многие поддерживающие режим не удивятся и не воспримут совершенное и попытку оправдаться чем-то плохим, тем что нельзя принимать. И с нашим покалеченным обществом с вывороченными наизнанку ценностями еще предстоит работать в будущем. Как психологи работают с травмами, так и с ценностями и установками, в том числе о том, что убийство человека это нормально, необходимо будет справляться.

Пропагандой проводится фактически газлайтинг населения. Нас убеждают, в том, что мы видим из окна или открытых источников – неправда, заставляют засомневаться в том, что мы чувствуем, засомневаться в собственной адекватности. Потом мы видим рыдающую старушку с мизерной пенсией, которой не хватает денег на еду и одежду, но которая до последнего будет защищать своего Президента. А иногда бывает другая ситуация, в особенности в последние годы. Мы наблюдаем человека, который говорит примерно следующее – оппозиция козлы, доверия им нет, но и Путин не лучше. Вот до чего довели людей – до тотального недоверия к миру вообще, не только к оппозиции.

И такая реакция закономерна. Когда Президенту задают прямой вопрос, а он не дает прямой ответ, при этом даже не пытается завуалировать свои выверты, конечно, люди чувствуют, что их держат за дебилов. Я как гражданин жду, что власти скажут, что это не они. Пусть соврали бы, но они должны были первым делом сказать именно это и не увиливать. Тогда было бы спокойнее, понималась бы адекватность этих людей и адекватность обстановки в обществе.

О том, что работа ФСБ по отравлению, что показало расследование отравления новичком, была до жути непрофессиональной не высказался даже ребенок. Они не то что выполнить приказ не смогли (три года ездили, несколько попыток делали, Карл!), так еще и спалили всю хату. А потом этих восьмерых молодчиков сдал и сам Президент на своей «прессухе», мол, следили и правильно делали, ведь господин Навальный агент западных спецслужб.

Да что там, исполнители сдали себя сами – свои домашние адреса, личные данные и локации. А один как на духу по телефону рассказал самому Навальному как наблюдали, как травили и как наносили яд (я, кстати, узнал, что передняя часть мужских трусов называется «гульфик»).

Совершенно ясно как так получилось. Как профессиональный шпион «палит хату» перед незнакомым человеком, звонящим по незащищенному каналу связи. Ответ –выдрочка. И это не вид хищных млекопитающих из семейства куньих, ведущих полуводный образ жизни. Это постоянное обучение полному подчинению начальству, перманентному страху перед ним. Такое поведение наиболее характерно для силовых ведомств, но не только им присущи. Крутой лайфхак – представиться по телефону помощником Патрушева или представителем Сбербанка, чтобы расположить к себе человека.

Специалисты CNN, а потом и Любовь Соболь, кстати, сходили к нескольким предполагаемым отравителям. Эти люди живут как все – в панельке с обшарпанным подъездом. Но делают для своих сюзеренов не очень хорошие вещи.

Легалайз Новичка

Господин Навальный, кстати, сам способствует устойчивости нынешних элит. Это странно слышать, что враг государства №1 и тот, чью фамилию нельзя называть публично, устоявшийся борец с режимом, может этот самый режим укреплять и своими действиями способствовать его процветанию.

К сожалению, не только господин Навальный выполняет эти функции, добрая половина оппозиционных лидеров работают на укрепление власти вождя и его свиты.

Но давайте разбираться. До отравления, не проходило и недели между расследованиями, кажется, что не осталось мало-мальски высокого чиновника, на которого у ФБК нет соответствующего материала. В развитом правовом государстве, всех этих фигурантов давно бы привлекли к соответствующей ответственности, но не в этой стране. И не зря.

Силовики разных мастей, иногда даже официально, говорят – «у нас на каждого лежит папочка». И это люди, охраняющие закон! Какую же цель они преследуют?

С момента выпуска Наутилусом строк «круговая порука мажет как копоть, я беру чью-то руку, а чувствую локоть» ничего не изменилось. Элите нужны послушные чинуши и соратники, знающие о том, что материалов на них предостаточно. Знающие, что в любой момент материалы превратятся в уголовное дело. И этот страх – движущая сила, заставляющая их подчиняться. А кроме пресловутых папочек где-то в архивах МВД или ФСБ, все преступления дополнительно фиксируются господином Навальным и ФБК, создавая, кроме страха присесть, чувство принадлежности к своим таким же.

Такая фиксация цементирует статус-кво. Мажет фигуранта очередного расследования этой самой круговой порукой, противопоставляя условных «их» – коррупционную элиту и условных «нас» – общество. Создавая замкнутый клан, не на основе национальности, профессии, интересов, а на основе совершаемых преступлений.

Конечно – своих не сдают. Как только вышло очередное расследование, человек попал в разряд неприкасаемых, тех, кого трогать нельзя, ведь бедного чинушу оклеветали и вообще на него давят.

Это история про предел принимаемого, того, что в обществе считается нормальным. Сейчас получается убивать нормально, воровать деньги граждан нормально. Хоть «Окно Овертона» и ненаучная теория, придуманная сантехником, она действует. Границы принимаемого могут сдвигаться. Не хотите брать за основу размышления «Окно Овертона», есть теория разбитых окон. Согласно которой, если в доме есть хоть одно разбитое окно, скорее всего в скором времени будут разбиты все. О том, что обстановка и поведение других подстегивает тебя к такому же поведению. Это тоже история о том, что общество может принимать за правильное, разумное и нормальное совершенно разное поведение.

Постоянно делая расследования (это сейчас модно), пытаясь контролировать государство мы легализуем все эти преступления. Не только потому, что проговорили их, но ответственности не последовало, но и потому, что к этому привыкаешь. После тридцатого расследования о коррупции, она стала обыденностью.

Новичок и убийства тоже становятся обыденностью, непрофессионализм спецслужб становится обыденностью. Мы живем в страшном мире, где нас могут убивать, обирать и совершенно не считаться. Ужасно то, что к этому привыкаешь.

Это важно не только для расследований. Получается, что вся та политическая деятельность, которую ведут сейчас активные граждане нашей страны (и я не про партию власти и системную оппозицию, они давно не политики), становится фактором, который легализует действия элит. Дедушка Ленин был прав, с одной стороны – нельзя участвовать в делах нелегитимного государства. Нельзя участвовать в выборах, проводить расследования, делать много других полезных вещей.

Ведь участвуя в заранее сфальсифицированных выборах, мы делаем их легитимными. Теперь, при подсчете это выглядит честно – вот оппозиционные кандидаты, они были допущены, у нас честные выборы, даже оппозиция их признает, раз принимает участие. И то, что результаты нарисованы до сотой процента уже выглядит как отговорка к проигрышу.

При всем этом, обмен легитимностью неравноправный. Мы, участвуя в выборах, делаем их законными и признаем, но однако, сами становимся маргинальной малочисленной группой, состоящей из иностранных агентов и одиозных личностей. Или делая расследование мы становимся агентами спецслужб, а объект расследования святым гонимым человеком. Или когда мы проводим массовые мероприятия, мы из политиков превращаемся в обвиняемых по «дадинской» статье.

Господин Путин на своей пресс-конференции 17 декабря это имел в виду, когда сказал, что Навальный хочет увеличить масштаб своей личности, обвиняя в попытке убийства именно Президента. Такое было бы странно слышать в других странах. Они оба политики, в чем разность масштаба? В непомерно раздутом эго?

Но это не значит, что нужно все бросить. Да, к сожалению, ничего нового, кроме традиционных активностей, пока придумать не смогли. Поэтому и продолжаем делать то, что делали, надеясь, что когда-нибудь все это закончится.

Понравилась статья? Поддержите нас:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности