Диагноз Собянина явно подтверждается

Диагноз Собянина явно подтверждается. Это – не кино. Это – наша жизнь. Московское дело, массовые беспорядки в Москве

В отличие от сцены из известного советского фильма режиссуры Леонида Гайдая «Кавказская пленница», где врач психиатрической больницы заявляет о «заболевании», обнаруженном у главного героя (роль Шурика талантливо сыграл покойный ныне Александр Демьяненко) и произносит вынесенную в заголовок фразу, в реальной, современной нам, жизни всё оказывается куда как более прозаично. Хотя… привычка иных «служителей Асклепия» выполнять таким образом волю власть предержащих (она, впрочем, бывает характерна и для «служителей Фемиды», да и «правоохранителей») известна нам на протяжении довольно длительного периода отечественной истории. Она словно в наследство досталась нам от времён «руководящей и направляющей силы советского общества», разве что с той поправкой, которая отправила эту «силу» в прошлое вместе с тем обществом. Но… привычка эта пережила своё время.

К чему эти предварительные замечания? Да к тому, что тема «массовых беспорядков» в Москве всплыла не сама по себе – она была «подсказана»… мэром российской столицы. В комментарии к акциям протеста оппозиции Сергей Собянин летом заявил буквально следующее: «Оцениваю как массовые беспорядки, заранее спланированные и хорошо подготовленные. Никаких заявок на проведение согласованной акции не было». Что называется, «диагноз» был поставлен – дело встало за исполнителями «начальственной» воли. И буквально в тот же день следственные органы СК РФ возбудили уголовное дело по статье 212 УК РФ. А свои действия это ведомство подкрепило выложенном в YouTube ролике, в котором прозвучали весьма красноречивые фразы: «В толпе почти никогда не встретишь истинных организаторов «массовых беспорядков». Как показывает опыт расследования таких преступлений, основные кукловоды находятся вдали от эпицентра событий. Их задача – распределить правильно роли и финансовые потоки». Так сказать, сформулировано идеологическое обоснование следственных действий.

Смена тактики: не мытьём, так катаньем…

Действия правоохранителей через две недели начали давать сбой. По этой причине материалы уголовного дела «перекочевали» из московского главка Следкома России в центральный аппарат. «Социальный» заказ на уголовное дело о массовых беспорядках выполнить не задалось, поскольку «доказуха» оказалась «гнилой» – доказательственную базу по «массовым беспорядкам» собрать «правоохранителям» не удалось. Но, чтобы не терять «исторический» шанс – наказать смутьянов по полной схеме, представители СК РФ решили пойти на решительный шаг. Тем более, что расследование возглавил небезызвестный генерал-майор юстиции Рустам Габдуллин. Он и переориентировал следственную бригаду на поисках доказательств, подтверждающих новую версию – о применении подследственными насилия в отношении представителей власти. Предпринятый органами следствия шаг «Радио Свобода» расценило как «беспрецедентный»: 3 сентября было объявлено о том, что «в отношении пяти обвиняемых – Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева – расследование прекращено, поскольку в их действиях не найдено состава преступления. Остальным заключенным в основном изменили статью».

Попытка «оживить покойника»

По данным уже упомянутого ранее ресурса, переквалификация уголовных дел со статьи о «массовых беспорядках» на состав о применении насилия в отношении представителей власти вовсе не означает смены курса Следственным комитетом РФ. Произошедшие в последнее время события наводят на мысль о том, что теперь «сотрудники ведомства вновь вернулись к идее объединить действия всех протестующих в одну фабулу и найти организаторов «беспорядков»».

Насколько такие действия окажутся продуктивными – попыталось выяснить РБК у своих источников в структурах власти. Вполне возможно, что «те, кто уже сидит, будут сидеть». Хотя полностью исключать «отдельных послаблений» по результатам апелляций никак нельзя: на них, вероятно, возможно надеяться только тогда, когда речь идёт о каких-то ключевых, знаковых фигурах протеста. Ибо опасения того, что упорство в применении жёстких мер (мер пресечения или же уже вынесенного приговора) может породить новые протестные выступления, явно не устраивает ни власти, ни «правоохранителей». По замечанию РБК, оппозиция получила согласование мэрии Москвы на проведение митинга 29 сентября на проспекте Сахарова (эта акция направлена в защиту обвиняемых по «московскому делу»).

А в целом, как отметил один из источников РБК, «в Кремле полагают, что общество восприняло приговоры большинству осуждённых по делу «спокойно, резонанса это не вызвало».

Ждать ли новых уступок?

Аналитики высказывают сомнения в возможности каких-то серьёзных и масштабных уступках оппозиционерам со стороны власти, поскольку освобождение Павла Устинова и так воспринято властями как некоторое отступление с ранее занятых позиций.

По состоянию на 22 сентября апелляции на приговор подали пять из шести осуждённых. Как отметило РБК со ссылкой на уполномоченного по правам человека в Москве Татьяну Потяеву, «большинство из них признали свою вину», а это резко уменьшает шансы на смягчение приговора.

В некоторой степени возможно говорить о влиянии протестов на приговоры. Дошло, как можно заметить едва ли не до парадоксального: наряду с флешмобом, начатым в поддержку Павла Устинова актёром Александром Палем и поддержанным актёрами, деятелями культуры, известными журналистами, учителями, врачами, священнослужителями, в числе участников акции «засветился» даже секретарь Генерального совета партии «Единая Россия» (он назвал приговор несправедливым), а уполномоченный по делам предпринимателей при Президенте РФ Борис Титов выступил с инициативой о составлении чёрного списка судей после «вопиющего по своей беззаконности» приговора суда. На минувшей неделе прошла и серия одиночных пикетов возле здания Администрации Президента России: эти акции тоже были направлены в поддержку осуждённого Устинова.

Источники РБК указывали на «случайный» характер его задержания (росгвардейцы приняли его за «координатора активистов») и на «липовый» характер уголовного дела: «С ним действовали, чтобы «другим неповадно было», «И, конечно, это неправильно».

О влиянии общественного мнения на судебные процессы высказался и руководитель юридической службы фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров (его процитировало РБК): «Власти будут взвешивать, кого можно вытащить, кого нет. Например, Синицу ни при каких обстоятельствах не вытащат, слишком серьёзно его восприняли; дело Устинова, думаю, вернут в прокуратуру, а Котову смягчат наказание». Т.е. смягчение меры пресечения или приговоров не будут массовыми и повальными.

Интересное и показательное мнение политолога Аббаса Галлямова также привело РБК. Он указал на неприемлемо высокие издержки, которые понесли власти, да и следственные органы в связи с приговором Павлу Устинову. Галлямов обратил внимание на то, что жестокий приговор с учётом аполитичности обвиняемого сыграл против «правоохранителей», да и власти как таковой, поскольку мог повлиять на умонастроения многих, кто ранее не интересовался политикой. Ведь далеко не равнозначно то, когда применяется насилие в отношении явного оппозиционера, и другое – в тех случаях, когда «государственная машина уничтожает человека, вся вина которого заключается в том, что он вышел из метро не в том месте».

Дело пока не списано в архив

Если кто думает, что дело о массовых беспорядках «кануло в Лету», тот глубоко заблуждается. По информации «Радио Свобода», Следственный комитет РФ намерен провести следственные действия по этому делу с осуждённым Евгением Коваленко. Такую информацию выложил в Telegram-канале руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, сославшись на документ (скан воспроизведён в сообщении), попавший в руки адвоката Мансура Гильманова. Речь идёт о запросе на имя судьи Мещанского районного суда Москвы Олеси Менделеевой, подготовленном старшим следователем Следкома России Иваном Чибисовым.

Источник «Радио Свобода» предположил, что «дело по статье о «массовых беспорядках» позволяет продолжить поиски организаторов акций протеста и, вероятно, связать с митингами сотрудников Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, в отношении которых уже расследуют дело по статье «о совершении финансовых операций с денежными средствами, заведомо приобретёнными другими лицами преступным путём»…».

Сказанное лишний раз убеждает в том, что власть и её «правоохранительные» структуры едва ли пойдут на сколько-нибудь значительные послабления, поскольку вопрос о противостоянии с протестующими является крайне серьёзным. Нашла коса на камень… И, не ровен час, объявится какой ещё новоявленный (и совсем не комедийный!) «товарищ Саахов», исполнение воли которого российские «правоохранители» и судебная система сочтут для себя «служебным долгом» или ещё чем-то в этом духе.

Понравилась статья? Поддержите нас:

Или расскажите в социальных сетях:

Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мы используем cookie-файлы. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности